среда, 30 января 2019 г.

Стихи и сказки Елены Хоринской



Елену Хоринскую называли «уральской Агнией Барто»… Её поэзия должна бы приходить к детям одновременно со сказками А. Пушкина, стихами К. Чуковского, С. Маршака, Е. Благининой, Л. Татьяничевой, с уральскими сказами П. Бажова. С двумя последними писателями Елена Евгеньевна дружила, удостоилась Всероссийских литературных премий, носящих их имена. Всё созданное ею для детей и взрослых — это лирические, одухотворённые произведения о Родине, дружбе, любви, творчестве, природе.

В школу
Первый луч, сверкая и горя,
Озарил далёкие утёсы.
Солнечное утро сентября,
Золотятся старые берёзы.

В праздничном уборе школьный сад,
Гнутся ветви от плодов тяжёлых.
Зазвенели голоса ребят
Рано-рано утром возле школы.

Вот зальётся весело звонок,
Заглушая смех и разговоры,
И от топота ребячьих ног
Оживут пустые коридоры.


И уже за парту каждый сел,
И число поставил на листочке.
По доске скользнул привычно мел,
Выводя старательные строчки.

Те, кто держит карандаш едва,
Маленькие Тани, Коли, Насти,
Здесь напишут первые слова:
«Мама», «Папа», «Мир», «Отчизна», «Счастье»…

Рассказ про наш класс
Ребята, окружив гостей
Весёлою гурьбой,
О школе говорят своей
Гостям наперебой:

— Конечно, год — недолгий срок,
Но год не пять минут.
И этот срок пошёл нам впрок:
Мы полюбили труд.

Вставать привыкли на заре,
Мы с солнышком дружны,
В столовой, в классе, во дворе
Нам няньки не нужны!

Немало дел у нас вокруг, —
Сам сделай, сам проверь:
У нас кружки умелых рук
Прославились теперь.

И каждый из ребят привык
Строгать, рубить, пилить…
— Вам нужно полочку для книг?
— А, может, платье сшить?

Мы всё должны уметь!
— Платочек вышить? Строчка? Гладь?
— А, может, танец показать?
— А, может, песню спеть?

— А, может, вы хотите есть? —
Кружок такой здесь тоже есть.
Хотите, может быть, котлет?
Рагу или омлет?

Мы можем вам подать обед
И приготовить ужин,
Лентяев, белоручек нет,
С работой каждый дружен!

Конечно, год — недолгий срок,
Но сколько впереди…
И сколько разных в жизнь дорог, —
Смелей по ним иди!

Дружба
В самом далёком крае,
У самых дальних морей
Часто мы вспоминаем
Школьных своих друзей.

Тех, с кем за школьным садом
Вместе искали клад,
Тех, что сидели рядом,—
Самых лучших ребят.

Дружба — большое слово.
Дружба сильным дана,
Наша дружба сурова,
Наша дружба верна.

Дружба — в беде дать руку,
И дело пойдёт на лад.
Дружба,— когда друг другу
Смело в глаза глядят.

Крепкой дружбы порука
Не ласковое словцо:
Увидев ошибки друга,
Прямо скажи в лицо.

С другом встречая зори,
Вместе строить и жить.
Радость делить и горе —
Это значит — дружить!

Надёжный друг
Снега глубокие вокруг,
Ни звука, ни следа…
Но друг со мной, — мой верный друг
Не выдаст никогда.

Не раз меня в беде он спас
В мороз, и в зной, и в град…
Пускай его зовут Джульбарс,
Иль Джери, иль Пират.

Он всюду выследит врага,
Возьмёт незримый след.
Снега, снега… Метёт пурга…
Звезды холодной свет…

И ненадёжна тишина…
Вперёд, мой «меньший брат»!
Пусть мирно спит моя страна.
Пусть крепко дети спят…


Над книжкой
Давно уж дочитана книжка
И томик любимый закрыт.
Задумчиво русый парнишка
В окно голубое глядит.

Глядит он восторженным взглядом,
Расстаться ему нелегко,—
Стоит ещё с мальчиком рядом
Весёлый и статный Левко.

И звёзды украинской ночи,
Вишнёвых садов аромат…
И звёздами ясные очи
Красавицы Ганны горят.

А ночью ему до рассвета
Казацкая слышится речь,
За синею дымкою где-то
Встаёт Запорожская Сечь.

И мальчик ночною порою
Тараса встречает не раз.
«Такому, наверно, Героя
Посмертно бы дали у нас!»

Он видит отвагу и смелость,
В степи разгорается бой…
В той книге и дружбами верность,
И образ Отчизны родной.

Склонялся над книгою этой
Недаром Олег Кошевой…
Живёт она памятью светлой,
Бессмертною силой живой.

Её на зимовках читали
Среди наступающих льдов,
Читали её на привале
У дымных походных костров.

…Дано нам большое наследство,
По праву гордимся мы им,
И книжку, любимую с детства,
Мы долгие годы храним.

Счастливый путь!
С новой школьной сумкой,
Ростом невеличка,
Подошла ты к школе
Утром, в ранний час…

Ростом невеличка,
Тонкая косичка —
Вот такой за парту
Села в первый раз.

И взрослели быстро
Девочки-подруги,
Тонкие косички —
В косы подросли.

Много раз над школой
отшумели вьюги,
Много раз промчались
К югу журавли…

Широки, просторны
Светлые дороги,
Все пути открыты,
В мире всё — для вас!..

Девочки-подруги
Встали на пороге:
До свиданья, школа!
До свиданья, класс!

Школьным друзьям
Когда листва кружится золотая
И листья падают в наш старый пруд,
Или снежинки, тихо пролетая,
На улицу настойчиво зовут,

Или водой на горных перекатах
Опять звенит задорная весна,—
Нам иногда покажется, ребята,
Что комната становится тесна.

Нас тянет даль. На месте не сидится.
Зовут и манят яркие лучи.
Взмахнуть бы крыльями, взлететь, как птица…
А тут сиди и формулы учи!

И вдруг посмотрит в окна солнце строже:
— Тебе сегодня нелегко? Ну, что ж…
Но ведь без формул ты лететь не сможешь,
Без формул ты далёко не уйдёшь.

Водить ли в небе самолёт случится,
Взрывать ли горы, или плавить медь,
Всему сначала нужно научиться,—
Летать и строить, рисовать и петь…

Нам широко раскинуты дороги,
Но ведь по ним не просто жизнь пройти.
И нужно стать решительным и строгим,
Чтоб быть готовым к дальнему пути.

Когда посмотрим взрослыми глазами
На школьные весёлые года,
Мы вспомним парту, светлый класс, экзамен,—
Всё то, что не забудешь никогда.

Свои победы и любой свой промах,
Друзей-ребят, и весь наш дружный класс,
И эти ветки белые черёмух,
Что смотрят в окна, — будто манят нас.

В прощальный вечер
Клевером и цветами
Пахнет с дальних полей.
Тихо летит над нами
Лёгкий пух тополей…

Вальса нежные звуки,
В зелени школьный зал,
Тёплые смуглые руки,
Шумный прощальный бал…

Сколько песен пропето,
Сколько блестящих глаз!
Даже седой директор
С нами танцует вальс.

Близок рассвет лучистый,
И нам прощаться пора,
Будущие артисты,
Будущие мастера…

Друзья-товарищи
Пешком, на плоту или в лодке
Привыкли друзья кочевать,
Искать дорогие находки,
В лесу у костров ночевать.

Хоть путь их ещё и не долог,
Немало собрал образцов
Весёлый отрядный геолог
И песенник Дима Петров.

«Учёный ботаник» Орлова
Идет, как обычно, отстав:
Она увлекается снова
Какими-то видами трав.

Известен Андреевой Ляле
Рецепт от болезни любой:
Кого комары искусали? —
Аптечка у Ляли с собой!

И грипп никакой с ней не страшен.
А Дима смеётся опять:
— Двойную мне порцию каши
Не может ли врач прописать?

Нет дружбы прочней и дороже.
Смолистые ветки горят.
Весь в сборе отряд чернокожих
Весёлых и крепких ребят.

Нам режим необходим…
Пишет Уточкин Вадим:
«Нам режим необходим».
Тщательно выводит он:
«Телевизор. Ужин. Сон».

В десять тридцать пять — подъём.
Полчаса мы кофе пьём.
Полчаса глядим в окно.
А потом бежим в кино.

Школа… Отдых и обед.
Ни одной минуты нет!
А уроки? На потóм!
Это можно перед сном!

Полдник. Отдых и игра.
Погулять давно пора!
А уроки? На потóм!
Это можно перед сном!

Возвращенье со двора.
Отдых. С кошкою игра.
Краткий выход в коридор
И с друзьями разговор.

А уроки? На потóм!
Это можно перед сном!
К телевизору пора.
Начинается! Ура!

Детям раз запрещено
Это самое кино,
Уж, наверно, потому, что
Интересное оно.

Ох, тоска, признаться, честно!
Но сидит он до конца.
До чего неинтересный
Фильм «Влюблённые сердца»!
Так свой день закончил он.
Телевизор. Ужин. Сон.

Ачо
Так много слов на свете есть
Хороших и плохих,
Что трудно даже перечесть —
Уж очень много их.

А ученик Олег Петров
Оставил только два,
Он взял всего лишь пару слов,
Испортив те слова.

Он слово «что» сменил на «чо»,
И вот теперь готов
Он жить при помощи двух слов,
Всего двух слов:
А чо?

— Зачем в окно ты бьёшь мячом?
Олег в ответ: — А чо?
Испачкал мелом ты плечо,
А он опять: — А чо?

— Олег, ты не пойдёшь в кино.
Олег в ответ: — А чо?
— Цветы не политы давно!
А он опять: — А чо?

Скажи нам, кем ты хочешь стать —
Монтёром иль врачом,
Иль будешь землю ты пахать?
А он в ответ твердит опять
Одно своё: — А чо?
— А чо? —

Твердит он в день сто раз,
Твердит он целый год, —
И потому теперь весь класс
«Ачо» его зовёт.

Нет, зла Ачо мы не хотим,
Но скажем горячо:
Послушай нас
Хоть раз, Ачо,
Оставь своё «А чо»!

Дед
Погулять выходит дед.
— Сколько, дедушка, вам лет?
Может быть, доходит до ста
Или только девяносто?

Или восемьдесят лет?
Нет, моложе этот дед.
Он ещё не стар, не сед,
Хоть не сед, но всё же дед:

Фильмы новые в кино
Он смотрел давным-давно,
Сразу знает, что в конце…
Скучно в школе, во дворце.

Все он книги полистал,
От всего уже устал,
Всё ему давно известно,
Ничего не интересно…

Только слышен тяжкий вздох:
— Ох-ох-ох!
Бедный дед, несчастный дед…
— Сколько, дедушка, вам лет?
— Тринадцать…

Он любимец мамин, тётин,
Этот Вяка Тягомотин.
Ходит-бродит, топчется,
Ничего не хочется:
Ни работать, ни учиться…
Всё ему давно известно.
Ничего не интересно.

А у нас у всех мечты,
Мы мечтаем — я и ты —
Подготовиться к труду,
Отыскать в тайге руду,
А потом на целину
Или, может, на луну…

Только старый хмурый дед,
Знай, ворчит, брюзжит в ответ:
— Что там делать, на луне,
Что пристали вы ко мне?
На луне излучины
Все давно изучены…
Я туда не полечу,
Ничего я не хочу!

Из книги «Стихи и сказки»

Это ходит-бродит осень
Паутинки ветер носит,
Лес и тихий, и пустой…
Только ходит-бродит осень
Да шуршит сухой листвой…

Мы набрали листьев разных,
Сохраним до лета их.
Мы набрали листьев разных:
И оранжевых, и красных,
Бурых, жёлтых, золотых.

Улетают к югу птицы,
Видно, манит их тепло,
Мелкий дождь с утра стучится
В запотевшее стекло.

А за домом ветер носит
Пожелтевших листьев рой…
Близко ходит-бродит осень
Да шуршит сухой листвой…

Журавушки
Над полями в небе синем
Журавли летят опять…
Хорошо и мне бы с ними
Хоть немного полетать!

Вот они летят над домом,
Над просторами полей,
Слышу в небе крик знакомый, —
Провожаю журавлей:

— До свиданья, журавли!
Как вы лето провели?

Над полями в небе синем
Журавли летят на юг…
Нет на юге стужи зимней,
Ни морозов и ни вьюг.

Я успел рукой махнуть,
Закричал:
— Счастливый путь!

А когда уйдут туманы
И умчится снег с полей,
Выйду, сяду на поляну,
Буду ждать я журавлей,—

Всё равно в наш край лесной
Прилетят они весной!

Набрали сами
Пахнет в ельнике грибами.
К нам грибы выходят сами,
Только ниже наклонись
И бери их — не ленись.

А грибочки разные —
Белые и красные.
Старый толстый мухомор
На ребят уставил взор:

— И меня возьмите, дети,
Я ведь лучший гриб на свете!
И притом я нужен
На обед и ужин!

Посмотрите мой наряд…
А ребята говорят:
— Ах ты, хитрый мухомор!
Знаем мы, ты — мухам мор.

Вовсе ты не нужен
На обед и ужин.
Мы тебя не будем есть,
И, пожалуйста, не лезь!

Возле ёлки красный рыжик.
— А, попался, рыжик-пыжик!
Ну-ка, Зина, где корзина?
Принесла корзину Зина.

Под берёзою в сторонке
Возле пня растут опёнки.
— Эй, опёнки — ножки тонки,
Будет прятаться в сторонке!

А у нашей Усти
В кузовочке грузди.
Крепкие, здоровые,
Белые, махровые.

И синявок, и маслят
Очень много у ребят.
Принесут грибы домой,
Мама сварит суп грибной,
Испечёт пирог с грибами…
Только папа на порог —
На столе готов пирог.
А грибов набрали сами!

Мама
Если ты попал в беду
Или с кем подрался,
Или мечешься в бреду –
Взял и расхворался,

Кто поможет и спасёт,
Успокоит лаской,
Слезы горькие утрёт
И расскажет сказку?

Кто порой не спит ночей?
Ну, конечно, мама!
… За окошком крик грачей,
Выставлена рама….

Вот ты снова налегке
Мчишься к дому с горки,
Потому что в дневнике
В этот день пятёрки.

У тебя весёлый взгляд,
И глядишь ты прямо, —
Кто с тобою вместе рад?
Ну, конечно, мама!

Пробежит за годом год,
Годик за годочком…
Ты — большой, а мать зовёт
Все еще сыночком.

Сын окончил институт,
Встал он на пороге…
Сына манят и зовут
Дальние дороги.

Расправляет молча грудь,
Вдаль глядит упрямо…
Кто ж его проводит в путь?
Ну, конечно, мама!

И от сына будет ждать
Беленький листочек.
Получила. И опять
Замолчал сыночек…

И узнает: сыну там
Вручена награда.
Даже больше, чем он сам,
Мама будет рада.

И когда пройдут года,
Подрастёте сами,
Где б вы ни были, — всегда
Помните о маме!

Ёлка
Седые сосны до небес,
В снегу тропинки горные.
Явились гости в старый лес,
Весёлые, задорные.

Пришли и встали всей гурьбой,
Осыпаны порошею:
— А мы ведь, ёлка, за тобой.
Уж очень ты хорошая!

Мы дружно встанем в хоровод,
Польются песни складные,
Мы вместе встретим Новый год,
Счастливые, нарядные.

Мороз догнать ребят не мог —
У них дела горячие.
И на снегу от резвых ног
Одни следы ребячьи.

Лыжник
День морозный, день февральский,
Снег сверкает на реке.
И трещит мороз уральский
В запушённом сосняке.

Где-то дальняя граница
И отроги снежных гор…
Мне застава часто снится,
По снегам идёт дозор.

Я письмо туда отправил
Через горы и поля,
С праздником бойцов поздравил,
С двадцать третьим февраля.

В этот вечер на границе,
Может быть, в наряд ночной
По тайге на лыжах мчится
Пограничник молодой.

Что ж, и сам возьму я лыжи,
Палки в руки — и вперёд.
Лес всё ближе, ближе, ближе…
Даже ветер отстаёт!

Этот путь давно привычен,
А кругом шумит тайга:
Я, как будто пограничник,
Должен выследить врага…

Пусть грозится непогода,
И мороз трещит опять,
Но зато в любых походах
Я не буду отставать!

Хитрый месяц
Вьются белые снежинки,
Наша улица бела.
Замела метель тропинки
И сугробы намела.

Но короче стали ночи,
И чуть-чуть синеет даль,
Месяц тот, что всех короче,
Называется февраль.

Снег. Буран летит куда-то,
В снежных хлопьях старый бор.
Только знаете, ребята,
До чего февраль хитёр!

Солнце вдруг сверкнёт лучами,
Ручейки помчатся вслед,—
А весна уж за плечами,
И зимы в помине нет.

Хоть пушистый снег, как вата,
Но уже синеет даль…
Очень хитрый он, ребята,
Этот месяц враль-февраль!..

Весна
Из-за дальней горной кручи
Вышло солнце в ранний час.
Золотой весёлый лучик
Залетел к нам прямо в класс.

Он скользит, скользит по парте,
По таблицам на стене,
Он пришёл к нам вместе с мартом,
Чтоб напомнить о весне.

Он сосульки только тронет —
Вниз сорвутся, зазвенев;
Он колхознику напомнит,
Что подходит скоро сев;

Он напомнит всем юннатам,
Что весною дел — гора,
Что уже гостям пернатым
Строить домики пора.

Этот резвый лучик марта
Пробегает тут и там,
О контрольных он, ребята,
Вновь напомнить хочет нам.

Мы об этом помним сами,
Нам нельзя забыть о том…
…А Восьмого марта маме
Мы подарок принесём!

Чашку и картину в раме,
Или полочку для книг…
Но подарок лучший маме —
Твой с пятёрками дневник!

Воробьи
Мы пускали корабли,
Прилетели воробьи.
Сели. Смотрят на ручьи.
И кричат:
— Вы чьи? Вы чьи?

Не мешайте, воробьи,
Отправлять нам корабли!
Посмотрите, наш линкор
Мчится в море на простор.
А они:
— Вы чьи? Вы чьи?
Отвечаем мы:
— Ничьи!

Наш отважный ледокол
Между льдинами прошёл,
У него теперь соседи
Только белые медведи,
Машут лапами, рычат…
Воробьи опять кричат:
— Здесь не море, а ручьи!
Чик-чирик! Вы чьи? Вы чьи?

Не мешайте, воробьи,
Отправлять нам корабли!
Это море, не ручьи,
Что пристали?
«Чьи да чьи?»

Мамины да папины,
А больше ничьи!

Тая и Фая
Если мамы дома нет,
Как тут быть, ребята?
Приготовила обед,
Накормила брата...

Кто? Да наша Таюшка,
Таюшка-хозяюшка.

Если мама далеко,
Дочке много дела:
Вскипятила молоко,
Кашу разогрела.

А потом варила суп,
Жарила лепёшки,
Принесла для куриц круп,
Молочка для кошки.

Кто? Да наша Таюшка,
Таюшка-хозяюшка.

Всё сварила ровно в пять:
Суп, кисель, картошку.
Уложила брата спать,
Накормила кошку.

Лампу вытерла и стол,
Смыла все чернила,
Подмела метёлкой пол
И окно открыла.

Кто? Да наша Таюшка,
Таюшка-хозяюшка.

Светит солнышко в окно,
Зайчик на пороге...
У кого уже давно
Кончены уроки?

До последнего листа,
До последней корки,
Вся тетрадь у ней чиста,
В дневнике пятёрки.

У кого? У Таюшки,
Таюшки-хозяюшки.

Если мамы дома нет,
Как тут быть, ребята?
Кто не хочет греть обед
И не кормит брата?

Кто? Да это Фая,
Девочка другая.

Если мама далеко,
Ей какое дело!
Убежало молоко,
Каша пригорела...

— Не хочу я жарить суп
И варить лепёшки!
Насыпает пшённых круп
Вместо куриц — кошке.

Кто? Да это Фаюшка,
Фаюшка-лентяюшка.

Разлила кисель опять —
Кошка виновата.
Улеглась сама поспать
И забыла брата.

Вытерла салфеткой пол,
Пролила чернила,
Подмела метёлкой стол
И окно разбила.

Кто? Да это Фаюшка,
Фаюшка-лентяюшка.

Светит солнышко в окно...
Кто же это плачет?
— Вот не буду всё равно
Я решать задачи!

Двойки жмутся по углам,
И чернее ваксы
По тетрадям тут и там
Вот такие кляксы!

У кого? У Фаюшки,
Фаюшки-лентяюшки.

Ходит Фая как без рук,
Тая — всюду справится.
Кто из этих двух подруг
Вам, ребята, нравится?!

Два Сашки в одной рубашке
Жил да был на свете Сашка,
У него была рубашка.
И как будто в той рубашке
Сразу два вмещались Сашки.

И при этом был один
Не мальчишка — сахарин:
В школе был он сладенький,
Вежливый да слабенький.

Рядом жил его двойник, —
Выбегал в любой он миг, —
Очень скверный мальчуган,
И драчун, и грубиян.

Лишь из школы выйдет Сашка,
Лихо сдвинет он фуражку,
Сразу станет он другим, —
Будто Сашка и не Сашка,
Лучше не встречаться с ним.

Скажешь «здравствуй» — не ответит,
Сам толкнёт и не заметит…

Ты совсем не хочешь драться,
Хочешь с ним поговорить,
Вдруг начнёт он так ругаться,
Что нельзя и повторить!

Почему в одной рубашке
Уживаются два Сашки?

У меня нагрузок тьма
— Ну, на что это похоже,
Не могу я ждать никак!
Бабушка, подай галоши!
Мама, вычисти пиджак!

Где носки? А где резинки?
Живо! Сколько можно ждать?!
Не почищены ботинки, —
Так могу я опоздать!

Что? Пойти потом в аптеку?!
Нет, увольте, не могу!
Что пристали к человеку,
Не до вас мне, я бегу!

Нужно мне зайти за Витей,
Я журнал недоглядел…
Я — тимуровец, поймите,
У меня по горло дел!

Ждёт меня моя команда,
У меня нагрузок тьма…
А в аптеку, если надо,
Сходит бабушка сама!

Гриша Обещалкин
То не пташка-канарейка
Сладким голосом поёт, —
Это Гриша Обещалкин
Обещание даёт:

— Я, ребята, не бездельник,
Врать я не охотник,
Сдам заметку в понедельник
Или же во вторник.

В понедельник – он не вспомнит,
Вторник – завтраками кормит,
Вот уже пришла среда…
— Завтра кончу… не беда!
А в четверг:
— Ох, не успел,
Было очень много дел!

Время ниткой тянется,
Наступает пятница,
А за ней суббота –
Не сдана работа!

То не пташка-канарейка
Сладким голосом поёт, —
Это Гриша Обещалкин
Обещание даёт:

— Я, ребята, не бездельник,
Врать я не охотник,
Сдам заметку в понедельник
Или же во вторник…

Этой песне у мальца
Нет ни края, ни конца.
На гвозде висит мочало,
Начинайте всё сначала!

Звонок
Прозвенел давно звонок,
Начался уже урок.
В коридоре у дверей
Топчется Хвостов Андрей.

Может быть, Андрей Хвостов
Глуховат немного?
Может, нет нигде часов?
Не судите строго…

А в селе на ферме птичьей
У догадливых ребят
Заведён такой обычай:
Созывать звонком цыплят.

— Цып-цып-цып! — кричать не нужно,
Только стоит дать звонок,
И бегут цыплята дружно,
Сами мчатся со всех ног.

Кто бежит с лужайки дальней,
Кто спешит из камышей…
И, представьте, опозданий
Нет совсем у малышей!

Может быть, послать ребят
Поучиться у цыплят?!

Я хочу стать следопытом
Я хотел бы стать туристом,
Но не знаю, как мне быть:
По дорогам каменистым
Мне не нравится ходить…

Я люблю красу природы,
Дым смолистый над лужком,
Я, хочу ходить в походы —
Только лучше не пешком.

Я хочу в тайге суровой
Новые открыть пути.
Только вот… рюкзак тяжёлый,
Где носильщика найти?!

И притом, как быть с обедом?
Как в палатке ночевать?
Я хочу стать краеведом,
Если можно взять кровать.

Дождь всю ночь шумит сердито,
Как пройти мне по грязи?!
Я хочу стать следопытом,
Но чтоб ездить на такси!

Порезал мальчик пальчик
Андрюша — бойкий малый,
Воюет целый день.
Фуражку с лентой алой
Он носит набекрень.

Он вовсе не изнежен.
Напрасно говорят.
Оружием обвешан
Он с головы до пят.

Ходить не очень ловко,—
Порою сам не рад,—
С ним шашка и винтовка,
Наган и автомат.

Такой вояка, братцы,
Не струсит под огнём;
Но в комнате остаться
Боится даже днём...

И вот стрелу для лука
Он смастерить хотел:
Чуть-чуть порезал руку
И громко заревел...

Швырнул он нож куда-то
И бросил автомат.
Подумайте, ребята,
Какой же он солдат?!

Порезал мальчик пальчик,
А где — найдёшь с трудом,
Порезал мальчик пальчик,
Ревёт он на весь дом!

Повар
Вдаль ведут лесные стёжки...
— Здравствуй, наш уральский край!
Ну-ка, песню о картошке
Веселее запевай!
«Здравствуй, милая картошка,
Низко бьём тебе челом,
Даже дальняя дорожка
Нам с тобою нипочём!»

Чтоб варить обед и ужин,
Нам, конечно, повар нужен.
— Кто, ребята, знает толк?
— Я,— ответил Игорёк,—
Небольшое это дело.
И сварил такие щи —
Рот скорее полощи!
Чтобы сыты были мы бы,
Положил в компот что мог:
Сахар, соль, немного рыбы,
Лук, петрушку и чеснок!
А однажды невзначай
Соли он насыпал в чай.

Ах ты, Игорь-Игорёшка,
Ах ты, повар-поварёшка!
От такого угощенья
Закипает возмущенье.
Повар сам от этих дел
Побледнел и похудел.
А в тайге ведь не отыщешь
Книгу «О здоровой пище».

В общем, все мы понемножку
Обучали Игорёшку.
Он записывал в блокнот
И про суп, и про компот.
Стал он поваром искусным,
Кормит нас обедом вкусным,
Может сделать он окрошку,
Или борщ, или гуляш...
Вот так Игорь-Игорёшка,
Вот так славный повар наш!
К дому нас ведёт дорожка,
Мы закончили маршрут.
И теперь уж Игорёшку
«поварёшкой» не зовут!

Начальник
Юра Пнёв почти с пелёнок
Был активней всех ребят.
Замечательный ребёнок! —
Так про Юру говорят.

Юра всем даёт заданья,
Юре некогда вздохнуть:
Совещанья, заседанья,
Заседанья да собранья,
Он — актив, не кто-нибудь!

Услыхав про чью-то двойку,
Скажет: «Мы должны помочь!»
Прикрепит он Славу, Клаву,
Ну а сам... уходит прочь.

Если выведет бригаду
Юра в школьный огород,
Сразу он даёт команду:
— За работу все! Вперёд!

Сам заложит руки в брюки,
Гордо встанет у межи...
— Юрка, брось ты эти штуки,
Ты возьми лопату в руки
Да пример нам покажи!

Он ответит, что «во-первых,
Ты мне действуешь на нервы,
Обойдётся, во-вторых,
Без советов без твоих.
В-третьих, знаю сам, как быть,
Должен я ру-ко-во-дить!»

Раз на сборе все решили,
Что утиль мы соберём.
И ребята притащили
Тряпки, вёдра, всякий лом...

Юра наш явился в срок,
Был он с нами очень строг,
Задавал он всем вопрос:
— Что ты мало так принёс?

Знали Юрин мы обычай,
Сами задали вопрос:
— Ну а где твоя добыча,
Что ты сам, дружок, принёс?

— Как я мог нести утиль?
В нём микробы, грязь и пыль.
Рисковать я не могу.
Я здоровье берегу!

Мы ему сказали хмуро:
— Всё понятно.
Вот что, Юра,
Уходи домой, во-первых,
И не порти людям нервы;
Обойдёмся, во-вторых,
Без начальников таких;
В-третьих, вывод очень прост,
Отдыхай, пожалуйста.
Вывод прост:
На этот пост
Будет новый староста!

Ложка
Говорили люди:
— Тит,
Рожь иди-ка молотить!
Отвечал сердито Тит:
— У меня живот болит...

Говорили люди:
— Тит,
На столе обед стоит.
Тит бегом за стол, к окошку:
— Где моя большая ложка?

Здесь конец и сказке всей?
Подожди немножко:
Нет ли средь твоих друзей
Тех, кто ищет ложку?!

Инесса-принцесса
— Инесса, Инесса, мы делаем грядки,
Иди помогать, мы пришли за тобой.
— Ещё не хватало! И что за порядки,
Я руки испачкаю грязной землёй!

К тому же за это не ставят отметки,
И вовсе не нужен мне ваш огород!
Инесса лежит целый день на кушетке,
Орехи грызёт да ириски жуёт…

— Инесса, Инесса, ты платье измяла,
Взяла бы утюг, — ты свободна совсем…
— Ещё не хватало! Ещё не хватало!
А мама и бабушка в доме зачем?

Но мама усталой приходит с завода,
А бабушка очень больна и стара…
На маме работа, на маме забота,
А дочка лежит на кушетке с утра!

— Инесса, Инесса, ты хоть поглядела б,
Ведь бабушка топчется, боль затая…
— Отстаньте! Уйдите! Какое вам дело?
А бабушка эта не ваша — моя!

К делам этим нет у меня интереса…
Ах, девочки, слушайте новый фокстрот!
Лежит на кушетке Инесса-принцесса,
А бабушка моет, стирает, метёт…

Подумай, пока ещё можно, Инесса,
Мечтаем мы ехать на Братскую ГЭС…
Подумай, Инесса, Инесса-принцесса,
И помни, нам вовсе не нужно принцесс!

Злой мальчишка Харамар
Нет ни ссоры, нет ни драки,
Всё спокойно, полный мир.
Во дворе у нас ребята
Собрались со всех квартир.

Девочки играют в классы,
Высоко взлетает мяч,
И команды двух подъездов
Начали футбольный матч.

— Гол! Отлично! Все довольны,
Замечательный удар!
Вдруг во двор вразвалку входит
Злой мальчишка Харамар.

Все скорее врассыпную.
— Что такое?! Где пожар?
Это он, гроза ребячья, —
Злой мальчишка Харамар!

Вы узнать хотите, может,
Что за имя, кто такой?
Не обиделись чтоб Гоши,
Саши, Миши и Серёжи,
Назван так мальчишка злой.

Плачет Юркина сестрёнка:
— У меня отнял он шар…
Бросил камнем в голубёнка!
Палкой он убил котёнка,
Злой мальчишка Харамар!

Все девчонки и мальчишки,
Что играли тут и там,
Моментально, как зайчишки,
Разбежались по домам…

Все у вас трусишки, видно, —
Вас ведь вместе двадцать пять!
Как же вам, друзья, не стыдно
Харамара не унять?

Где ты, доктор Айболит?
Нездорова наша Лида,
Лида вроде инвалида —
То ангина вдруг, то грипп,
Голос полностью охрип,
Голова болит опять,
Начал палец нарывать.
Только палец заживёт,
Разболится вдруг живот.

Подхватила на зарядке
Воспаленье левой пятки...
Слышны стоны «ох» да «ой»,
Тяжело ей жить больной;
Здесь болит и там болит —
Настоящий инвалид!

Каждый раз перед контрольной
Бедной Лиде очень больно,
В этот день всегда сюрприз —
Не нарыв, так ревматизм,
Здесь болит и там болит,
Где ты, доктор Айболит?!

Девочке гулять полезней —
Вмиг проходят все болезни.
А назавтра — боль в колене
Или зуб заныл опять...
Может, воспаленьем лени
Лучше эту хворь назвать?!

Зазнайка
У него ума палата,
Он уже совсем подрос...
Это зря кричат ребята,
Что задрал он кверху нос.

До чего же знатный малый,
До чего же важный вид!
Лишь со взрослыми, пожалуй,
Он ещё поговорит.

С ними, мол, мне интересней,
А ребята — те не в счёт...
Весь отряд выходит с песней,
Он один лишь не поёт.

Хмуро смотрит на дорогу
И бормочет на ходу:
— Весь отряд идёт не в ногу,
В ногу я один иду!

Чужими руками
Говорит Петрова Клава:
— Это безобразие, право,
Как ведёт себя Вадим?!
Стал Вадим невыносим!

Он дерётся, он плюётся,
Он разбрасывает сор...
Как он смеет?!
Кто дал право?!—
Говорит Петрова Клава,—
Вызовем его на сбор!
Мы пройти не можем мимо
И простить его дела!

Да, конечно, нетерпимо.
...Вызвали на сбор Вадима...
Только Клава...
не пришла!

Коля Мюнхгаузен
Как, не слышали вы разве,
Кто такой барон Мюнхгаузен?
— Тот, что в книжке?
— Нет, не тот,
В нашем доме он живёт,
Учится он в нашей школе
И зовётся просто Колей.

Утром он заходит в класс,
Начинает свой рассказ:
— Я пришёл ведь так, для виду,—
Уезжаю в Антарктиду...
Говорят, там без меня,
Как без хлеба и огня;

Завтра вновь войдёт он в класс
И начнёт другой рассказ:
— Я учиться не хочу,
Лучше в космос полечу!
Космонавт Береговой
Хочет взять меня с собой...

Снова Коля входит в класс,
Снова выдаёт рассказ:
— В небе спутник пролетал,
Лайку сам я там видал;
В небе дымка таяла,
Лайка громко лаяла...

Хоть рассказ и несуразен,
Коля им доволен.
Вот какой у нас Мюнхгаузен
В нашей пятой школе.
Очень просим научить,
Как нам Колю излечить!

Детушка-нетушка
Есть у мамы детушка –
Сын любезный Нетушка:
Нетушка в двенадцать лет
Знает только слово «нет».
Вот какой он, детушка,
Сын любезный Нетушка.
– Купишь хлеба на обед?
– Нет!
– Убери велосипед.
– Нет!
– Будешь кушать винегрет?
– Нет!
– Ну, вставай скорей!
– Не встану!
– Ешь сметану.
– Нет, не стану!
Я не стану
Есть сметану,
Я не буду мыть посуду…
Я не буду умываться.
Я не буду заниматься!
У него один ответ:
– Я не встану,
Я не стану!
Нет! Нет! Нет!

Ох ты, чадо-детушка,
Сын любезный Нетушка…
Горько плачут папа с мамой:
И в кого наш сын пошел?!
Отчего такой упрямый, –
Просто вылитый осел!
…Стала сыну шапка уже,
И расти вдруг стали уши,
Длинные-предлинные
Уши те ослиные…

Модница
В нашем классе водится
Модница-размодница.

— Мне б капроновую блузку
Из журнала новых мод
И пальто, чтоб к низу узко,
Платье цвета терракот!

В новом платье, в шляпе новой
Вышла Лёка из ворот,—
Удивился пёс дворовый,
Испугался серый кот.

Испугался серый кот,
Видя этот «терракот».
Наша Лёка-модница
Всё за модой гонится.

— Мне б на ножки босоножки
На высоких каблуках,
Да кольцо бы, да серёжки,
Чтобы все сказали: «Ах!»

Смотрит Лёка недалёко —
На журнал последних мод,
Но не видит наша Лёка,
Что от моды отстаёт.

В школе в моде не оборки
И не кольца на руке.
Не оборки и не сборки,
Только круглые пятёрки
Да четвёрки в дневнике.

Наша Лёка-модница
До обнов охотница.
Не за тою модою
Наша Лёка гонится!

Чудаки-рыбаки
Хорошо на берегу,
На зелёном на лугу!
Тихо шепчутся кусты,
По воде плывут листы,
Ходят в небе облака,
Отражает их река.

Мы уселись у реки,
Как большие рыбаки...
— Вот так штука!
Вот так штука!
На крючок поймалась щука!
Тянем-тянем так и сяк —
Ну, не вытянуть никак!
Что за рыбина такая,
Видно, очень уж большая?!
— Может, это рыба кит? —
Боря в шутку говорит.

— Может быть, акула это? —
Прошептала робко Света.
Боря лишь рукой махнул:
— Не бывает здесь акул!

Потоптались мы на месте,
А потом взялись все вместе,
Потянули...
— Раз, два, три!
Вот так щука! Посмотри!

На песке у нас лежит
Не акула и не кит,
Не налим и не карась,
И не окунь и не язь,
Не судак и не чебак,
А... изорванный башмак!

— Вот так штука!
Вот так штука!
Хороша, ребята, щука!

— Рыбаки вы, рыбаки,
Чудаки вы, рыбаки;
Поймали язя,
Только есть нельзя!

Чёрная кошка
Три подружки на дорожке
Толковали поутру:
— Бойтесь, бойтесь чёрной кошки,
Эта кошка не к добру.
Шёпотом Глушкова Света
Девочкам твердила это…

— Света, подожди немножко…
— Нет, я, девочки, не вру!
Бойтесь, бойтесь чёрной кошки,
Эта кошка не к добру!

Как-то раз перед контрольной
Света в школу шла одна,
Весела, собой довольна, —
Повторила всё сполна.

Вдруг, черна, как головёшка
Или, может быть, черней,
Из ворот метнулась кошка
И промчалась перед ней,
Шустрая, проворная,
Чёрная-пречёрная…

Света вздрогнула и встала,
Что же делать, хоть плачь!
Всё пропало, всё пропало, —
Не решить теперь задач!

…Шла из школы по дорожке,
Превосходные дела —
Две пятёрки!
Эта кошка,
Может, крашеной была?

Но к другой контрольной Света
Не готовилась никак.
Но совсем не страшно это,
Ведь под пяткою пятак.

И хорошая примета,
Что сегодня кошки нету.
Да ещё при всём при этом,
(Тут уж каждый будет рад,)
Провожая в школу Свету,
Обругал вдогонку брат.
Говорят, что помогает,
Если кто-нибудь ругает!

Света медленно, не бойко,
В этот день из школы шла…
Ой, ты, двойка, двойка, двойка,
До чего ты тяжела!

— Может быть, совсем не так
Положила я пятак?
Может, незаметно кошка
Мне пересекла дорожку?

Кто подумает немножко,
Станет мысль тому ясна:
Нет, не бойтесь чёрной кошки,
Эта кошка не страшна!

И ни кошка, и ни тени,
Ни других пустых примет,
Бойтесь, бойтесь только лени —
Ничего страшнее нет!

Руки-крюки
Славные бывают руки —
Делом заняты всегда;
А бывают руки-крюки,
Ни туда и ни сюда…

Две ленивых ручки,
Ручки-белоручки,
Отдыхать охочие,
Руки нерабочие.

Держит пуговку Николка,
Но с обратной стороны:
— Нужно в нитку вдеть иголку,
К пуговке пришить штаны!

Сонные от скуки
У Николки руки,
Будто для потехи,
Руки-неумехи.

Ох вы, руки, руки-крюки,
До чего же вы нежны!
И совсем такие руки
Человеку не нужны!

А нужны умелые,
Руки загорелые,
Умные и сильные,
И в работе смелые.

Батонное дерево
Мальчик кушает батон,
Сидя у оконца,
Но совсем не знает он,
Где батон берётся.

За окном растут кусты,
На кустах бутоны.
Может быть, растут в лесу
Сдобные батоны?

Лишь повыше заберись —
Наберёшь две тонны.
Хорошо обзавестись
Деревом батонным!

Говорит братишка Глеб
Так сестрёнке Зине:
— Где растёт пшеничный хлеб?
Ясно, в магазине!

Больше объяснять не стану,
Что пристала снова?
Знай, коза даёт сметану,
А кефир — корова.

Собирают мухи мёд
Где-то на деревьях;
А телёнок нам даёт
Мясо, пух и перья…

Но одно забыл он вот,
Вспоминает, хмурится,
Кто же яйца несёт —
Утка или курица?

Подружки-болтушки
— Это Алла мне сказала,
И Тамара подтвердит,
Будто Мила говорила,
Будто в центре, у почтамта,
Кто-то громко стал реветь:
Там по улице, ребята,
Проходил вчера медведь!

Неуклюжий, косолапый,
Он спросил дорогу в лес,
Погрозил прохожим лапой,
А потом в трамвай залез…

Мы окликнули Серёжу:
— Подойди сюда скорей.
Про медведя, если можешь,
Объясни ты нам, Сергей!

— Разговаривал я с Федей
Про волков да про медведей,
А потом сказал мне Федя,
Что во сне видал медведя…

Три подружки, три болтушки
В тот же миг подняли звон,
Не дослышали подружки,
Что мальчишка видел сон…

Передать им нужно срочно,
Кто их встретит: «Передай!..»
Если сам не знаешь точно,
Понапрасну не болтай!

Я немецкий знаю…
— Я немецкий знаю… Точно!
Анна Львовна не права.
Только в классе, как нарочно,
Забываю все слова…

Рассуждал так Димка Терин,
В окна глядя на ворон.
Он вполне в себе уверен,
И собой доволен он.

Взял словарь — два толстых тома,
Чтобы не попасть в беду,
И решил он: Даже дома
На немецкий перейду!

Пусть вороны или галки
Прилетят сюда опять, —
По-немецки (мне не жалко!)
Я могу их сосчитать.

Я начну их так считать:
Айн, цвай, драй…
Четыре, пять…

Забываю почему-то…
Но уж, если захочу,
Маме я письмо в минуту
По-немецки настрочу.

Над столом склоняясь низко,
В руки карандаш берёт,
Пишет маме он записку,
А записка эта вот:

«Гутен утер, либе муттер.
Шрайбт письмишко
Димка твой:
Битте, битте, либе муттер,
Приготовь мне брот унд буттер
С баклажанною икрой».

Влас
Вот идёт сердитый Влас.
Он сердит на весь свой класс,
Потому что нынче Влас
Получил три двойки враз…

Он и сам не знает, бедный,
Как же быть ему теперь:
Физик — вредный,
Химик — вредный,
Историчка — просто зверь.

Возмущён несчастный Влас:
На него сердит весь класс,
Не берут его в поход…
Где же чуткость? Где подход?!

Бедный Влас на всех сердит
И ко всем претензии:
Уж дожить бы, говорит,
Поскорей до пенсии!

Жадный сын
Угощала мама сына
— Кушай, милый, апельсин.
— Я хочу два апельсина! —
Говорит ей жадный сын.

Пожалела мама сына
И дала вновь апельсин.
— Я хочу три апельсина! —
Заявляет жадный сын.

Мама, посмотрев на сына,
Вновь достала апельсин.
— Дай четыре апельсина! —
Закричал тут жадный сын.

А потом просил он пятый,
И шестой, седьмой, восьмой,
И девятый, и десятый…
— Поделись хотя б со мной!
— Мне же мало самому,
Не оставлю никому!

Будто кто-то чем-то хлопнул…
Мама здесь, но где же сын?
Говорят, что мальчик лопнул
Съев десятый апельсин!

Адик-математик
Хоть ты смейся, хоть ты плачь,
Не люблю решать задач,
Потому что нет удачи
На противные задачи.

Может быть, задачник скверный,
Может быть, таланта нет…
Но нашёл я способ верный —
Сразу посмотреть ответ.

Занимайтесь на здоровье,
Если вам не жалко сил!
Ну, зачем читать условье:
Раз — умножил, два — сложил.

«Сколько чашек, сколько ложек?»
Можно проще, без затей…
…Он сложил часы и кошек,
Перемножил на людей.

В общем, не хитра наука,
Если посмотреть ответ…
Только дед моложе внука
Оказался на пять лет!

И к Свердловску город Нальчик
Ближе стал, чем Камышлов,
И один индийский мальчик
Съел сто двадцать пять слонов!

Типографская машина
Выдала пять тонн овса…
Оказалось у вагона
Три десятых колеса…

Стал до Марса путь недлинным –
Двести литров от Земли…
Два мальчишки с половиной
С полдевчонкой в школу шли!

Адик – математик бойкий:
Множит… Делит пополам…
Интересно, сколько двоек
Стоит лени килограмм?!

Девушка-семиделушка
Жила-была девушка,
Звали ее Машей.
Вот про эту девушку
Будет сказка наша.
Семь дел Маша начинала,
Начинала — не кончала.
И прозвали девушку
Машей-семиделушкой.
Уж такой она была,
Что бросала все дела:
Недоштопанный чулок,
Недовязанный платок,
Недостиранный кафтан,
Недошитый сарафан,
Нерастопленную печь...
Вот про то пойдёт и речь.

Все подружки на заре
Хлопотали по дворе:
Кто коровушку доил,
Кто телятушек поил,
Кто морковушку полол,
Кто стирал, а кто мыл пол...
Всё доделав до конца,
Веселились у крыльца,
Выходили на лужок,
На зелёный бережок,
Заводили песенку,
Песенку-чудесенку,
Звонкую да складную,
Складную да ладную.
Поднялась она высоко,
Полетела, будто сокол,
И с попутным ветерком
Залетела к Маше в дом.

Маша бросила дела,
Тоже песню завела,
Да скорее из ворот,
Да скорее в хоровод:
В недоштопанном чулке,
В недовязанном платке,
Не доплетена коса,
Лезут волосы в глаза,
На одной ноге башмак,
А другая просто так!
Тут подружки стали в ряд
И запели песню в лад:

— Здравствуй, Маша,
Маша-душенька,
Ой ты, милая подруженька!
Знать-то, в полдень поднимаешься,
Знать-то, сажей умываешься?!
Ты, как бабушка-куделенка,
– Уж такая рукоделенка:
Решетом воду нашивала,
Топором сено кашивала...
Как по всей по нашей улице
Над тобой смеются курицы,
Кошки и котята,
Малые ребята!

Посмеялся тут народ,
Разбежался хоровод.
И осталась девушка —
Маша-семиделушка.
Мама кличет:
— Мила дочь,
Дома нужно бы помочь!
— Не уйдут твои дела,
Отдохнуть бы хоть дала!
Лучше я гулять пойду,
Искупаюсь я в пруду,
Наберу грибов в лесу,
Спелых ягод принесу.
И, схватив скорей лукошко,
Побежала по дорожке.

Вот зелёною листвой
Тихо лес шумит густой.
Маша ягоды берёт,
Собирает больше в рот.
А малины всё немножко,
Всё неполное лукошко.
Так брала — не добрала,
Маша к дому побрела,
Побрела — не добрела
До деревни, до села.
Тяжело нести лукошко,
Отдохнуть пора немножко.

Прилегла на травушку,
Травушку-муравушку,
Сладкую малину ела,
Вся от солнца разомлела,
И заснула крепким сном
Под малиновым кустом.
Скрылось солнце за леса,
На траве блестит роса,
Стало в ельнике темнеть,
Вышел из лесу медведь.

Вышел из лесу медведь,
Стал на девочку реветь:
— Как сюда прийти ты смела?!
Ты мою малину ела?!
Так пеняй же на себя...
Я, девчонка, съем тебя!
Подавай сюда корзину,
Отдавай мою малину!
А корзинка у куста
И совсем, совсем пуста...

Рассердился тут медведь,
Ещё громче стал реветь:
— Я тебя не отпущу,
Я в берлогу утащу!
И схватил он девушку —
Машу-семиделушку,
И по лесу, без дороги,
Потащил её к берлоге...

Встало солнышко давно,
А в берлоге всё темно.
Пахнет старою листвой
Да засохшею травой.
Утром в лес ушёл медведь,
Маше он велел сидеть,
Приказал добро беречь —
Сладкий мёд от мух стеречь.
Он связал травой ей ноги,
Чтоб не вышла из берлоги.

Караулит Маша мёд,
Горько-горько слёзы льёт.
Пролетал тут мимо ветер,
Ветер девушку заметил.
— Что ты плачешь, девушка,
Знать, поймал медведушка?
— Ветер, ветер, милый мой,
Унеси меня домой,
Унеси меня домой,
К матушке моей родной!

Ветер Машу пожалел,
Подхватил и полетел
Над лесами, над лугами,
Над медвежьими логами.
Ветер Маше говорит:
— А за что медведь сердит?
— Ягод я не добрала,
До села не добрела,
Маму не послушала,
Всю малину скушала...
— Ты и есть та девушка —
Маша-семиделушка?!
Я тебя не донесу,
Оставайся здесь, в лесу!
Бросил Машу средь тайги
Ветер прямо у реки.

— Что мне делать, как мне быть,
Как мне речку переплыть?
Хворост стал в лесу хрустеть —
Это гонится медведь.
А река-то широка,
Широка и глубока,
И высокий берег крут...
Мимо гуси вдруг плывут.
— Гуси-лебеди, спасите,
Переплыть мне помогите!

Гуси крыльями взмахнули,
Гуси к берегу свернули.
Правым хлопнули крылом —
Волны вспенились кругом.
Левым хлопнули крылом —
Вынырнул усатый сом,
Перекинулся мостом
Прямо к берегу хвостом.
Маша с берега скорей
Добежала до гусей.

Выскочил медведь на берег
И глазам своим не верит:
Гуси с Машей вдалеке
Быстро мчатся по реке.
Топнул лапой косолапый,
Погрозил вдогонку лапой,
Камень с берега спустил,
Заревел что было сил.
Хлещут, плещут волны в лад,
Гуси Маше говорят:

— Ну-ка, девушка, ответь,
Как поймал тебя медведь?
— Ягод я не добрала,
До села не добрела,
Маму не послушала,
Всю малину скушала...
— Ты и есть та девушка —
Маша-семиделушка?!
Если так, одна плыви,
Нас на помощь не зови!

Гуси хлопнули крылом —
Волны вспенились кругом,
Маша в реченьку бултых!
И напрасно кличет их:
Уж гусей в помине нет,
Уж гусей простыл и след...
Проплывала мимо щука:
— Это, — говорит, — наука!
Озорной чебак-чудак
Посмеялся:
— Вот так-так!

А вода-то холодна,
Так и тянет вниз она.
Так и тянет вниз ко дну...
— Помогите! Утону-у!
Выбралась на бережок,
Под собой не чуя ног,
Стала Маша и дрожит,
А с неё вода бежит.
Едет мимо дед Нефёд,
Едет, песенку поёт.

— Милый дедушка, родной,
Довези меня домой!
— Что ж, садись, я довезу,
Много места на возу!
Но, Савраска, эй-эй-эй!
Шевелись-ка побыстрей!
И степенно дед Нефёд
С Машей разговор ведёт:
— Как попала ты в реку,
Забрела зачем в тайгу?

— Ягод я не добрала,
До села не добрела,
Маму не послушала,
Всю малину скушала...
— Тпру,— сказал тут дед Нефёд, —
А Савраска сам нейдёт,
Только землю бьёт копытом...
Говорит Нефёд сердито:
— Ты и есть та девушка —
Маша-семиделушка?!
Мало места на возу,
Я тебя не довезу!

Маша медленно идёт,
По лицу струится пот,
Хочет пить и хочет есть,
Да боится и присесть.
Уж брела она брела
До родимого села!
— И зачем я, девушка,
Стала семиделушкой?
Коль дошла бы до села,
У медведя б не была;
Гуси б не оставили.
Плавать не заставили;
И довёз бы дед Нефёд
До тесовых до ворот...

Доплелась она домой
Прямо к матушке родной,
Голодна, мокрёшенька,
А сама радёшенька,
И не кличут девушку
Больше семиделушкой.
И встаёт-то на заре.
Убирает во дворе,
Дело всякое кончает,
Брата малого качает.
Жарко-жарко топит печь,
Пирожок чтобы испечь;
Успевает прясть и ткать,
Не нарадуется мать:
— Девушка-работинка,
Глазки, как смородинка!

Выйдет Маша в хоровод,
Залюбуется народ:
— Вот какая Маша,
Разумница наша!
Сказка, сказка-небылица,
А запомнишь — пригодится
Кто усат и кто безус,
Намотай себе на ус!

Про дедушку-привередушку
Возле речки Семиречки,
На лесной опушке,
Жили-были дед да баба
В маленькой избушке.
Звали бабушку Ненилой,
Дедушку – Ерёмой.
Бабка пряла, шила, мыла –
Много дела дома.
Бабка нянчила ребёнка
Целый день, бывало,
Часто малому внучонку
Песенку певала:
– Баю-баю, баюшки,
Испекутся шанежки,
Испекутся шанежки,
Для внучонка Ванюшки.

Возле речки Семиречки,
На лесной опушке,
Жили-были дед да баба
В маленькой избушке.
Жили целых сорок лет,
Было все в порядке.
Но ворчал частенько дед,
Говорил он бабке:
– Я-то травушку косил,
Вовсе выбился из сил,
Ну а ты в избе сидела
Да в окно весь день глядела.
Очень бабушке обидно
Слушать эти речи:
-Ты не выспался, дед, видно,
Иль свалился с печи!
Испекла я пирожок
И сварила щей горшок,
Только кушай, дедушка!
Не варить бы вот обеда,
Коль такой ты привереда,
Привередушка!

Бедной бабушке в ответ
Знай смеется старый дед:
– Это вовсе не работа,
Велика ль твоя забота?!
Ты лежала на печи
Да жевала калачи.
– Я лежала на печи?! –
крикнула Ненила.
И Ерёму проучить
Бабушка решила.
Встала бабушка чуть свет
И сказала деду:
-Оставайся дома, дед,
В поле я поеду.
Согласился дед с охотой:
– Поезжай-ка в поле!
Справлюсь я с твоей работой,
Отосплюсь на воле –
Дома делать нечего,
Буду спать до вечера.
– Ладно, – говорит Ненила
На прощанье деду, –
Чтобы всё исправно было,
Когда я приеду.
Подои Бурёнку рано,
Молочка дай кошке
И на масло сбей сметану,
Испеки лепёшки.
А для внука Ванюшки
Творожные шанежки.
И в избе чтоб был порядок,
Чтоб готовы были щи,
Да смотри, чтобы цыпляток
Коршун злой не утащил!

Закружилась пыль вдогонку…
Только бабка со двора –
На дворе мычит Буренка,
Что доить ее пора:
– Что вы спите? Му-му-му-у!
Не доите по-че-му-у?
– Ладно, встану, не мычи, –
Отвечает дед с печи. –
Надо раньше сбить сметану –
Будет масло на обед,
Я сейчас ее достану, –
Рассуждает важно дед.

Только дед залез в подвал –
На него кувшин упал,
Дед толкнул его ногой
Да задел кувшин другой,
Кринки с полки полетели,
Еле-еле уцелели.
А мышата хохотали:
– Что за шум у нас в подвале?
Хи-хи-хи, идите к нам,
Здесь сегодня тарарам!
Но сказала строго мышь:
– Замолчите, дети, тишш!
Обыскал старик подвал
И разбил три банки,
Еле-еле отыскал
Он горшок сметанки.
– Осторожнее, дружок,–
Говорит ему горшок.

Вылез дедушка, хромая,
На дворе беда другая:
Где цыплёнок? Караул!
Его коршун утянул!
Дед забыл свою сметану,
И во двор помчался дед:
– Что теперь я делать стану,
Одного цыплёнка нет!
Ох ты… Ах ты… Ну да что ж,
Убиваться брошу.
Не утащишь больше, врешь,
Распроклятый коршун!
Уж теперь не прогляжу,
Всех друг к дружке привяжу!
И связал он всех цыплят
С курицей Рябушкой,
И своей догадке рад,
Зашагал в избушку.

В это время хитрый кот
Соскочил с лежанки,
И подкрался хитрый кот
К дедовой сметанке.
Дед схватил свой батожок,
Кот бежать вприскочку.
Дед за ним, задел горшок, –
Трах! – горшок в кусочки.
В зыбке маленький внучонок
Громко закричал спросонок.
Начал дед его качать,
Начал песню напевать:
– Баю, баю, баюшки,
Испекутся шанежки,
Испекутся шанежки
Для внучонка Ванюшки.

Привязав к ноге веревку,
Зыбку дед качал ногой.
– То-то я придумал ловко!
Спи, внучонок дорогой…
Ну, никак, уснул…Молчит…–
Рассуждает дедка.
Вдруг опять как закричит
Во дворе наседка:
– Куд-ку-дах! Ах! Караул!
Коршун всех нас утянул!
Дед вскочил, схватил мутовку,
Да забыл он про верёвку, –
Растянулся на пороге,
Злого коршуна кляня:
– Кто, – кричит,– схватил за ноги?
– Кто, – кричит,– поймал меня?!
– Караул! Ах! Куд-ку-дах!
Мы у коршуна в когтях!

Выбегает дед во двор,
Да уже далёко вор.
Во дворе петух орёт,
Курицы волнуются:
Коршун по небу несёт
Всех цыпляток с курицей.
А из дома слышен крик,
Жалобный и звонкий.
В избу кинулся старик
И схватил внучонка.
Плачет Ванюшка, не спит.
– Баю, баю, баю…
Кто-то на печи пыхтит:
– Пых, я убегаю…
Пых, пых, пых! Вот хорошо,
Очень много места,
Из квашонки я ушло…–
Запыхтело тесто.
Уж какое хорошо,
Если тесто всё ушло!
Чуть не плачет старый дед:
– Что же будет на обед?

Как приехала Ненила
С поля поздно вечерком,
Косу наземь уронила –
Всё в избушке кувырком:
Чашки с ложками в углу,
Вся сметана на полу,
Рядом дедов батожок
И расколотый горшок,
Тесто льётся по печи,
А Бурёнушка мычит;
В зыбке дремлет серый кот,
Внучек на полу ревёт…
– Ах ты, глупый старый дед,
Сколько ты наделал бед!
Что с цыплятами моими?
Вот уж я тебе задам!
Чем смеяться над другими,
Ты сначала сделай сам!
Вот и вся, ребята, сказка.
Вот и сказке всей конец.
Эта сказка – всем указка,
А кто понял – молодец.

Спичка-невеличка
Кто, ребята, знает Вову,
Драчуна, лгунишку, рёву?
Он при маме — книгу в руки,
Только мама из дверей —
Спички в руки, руки в брюки
И на улицу скорей.
Он включит в розетку плитку
Сам уходит за калитку,
А вернётся — для красы
Опалит коту усы.

Дело было в среду,
Время шло к обеду.
Вова бродит взад-вперёд
И зевает во весь рот:
Говорит сестре он:
— Тома!
Я сидеть не стану дома.
Что с того, что мамы нет?
Куклам ты готовь обед
И за мною не ходи,
Ведь на улице дожди,
И собаки, и мороз...
Ну, пожалуйста, без слёз!
Разве ты не видишь туч?
Я запру тебя на ключ.

У окошка Тома плачет,
По ступенькам Вова скачет.
Вот он влез на сеновал,
Заглянул потом в подвал,
И в сарай, и под навес,
Вот на крышу он залез,
С крыши — прямо на чердак,
Паутина здесь и мрак...
И чего тут только нет!
Чей-то старый табурет,
Доски, ящики, кадушки,
Щепки, веники и стружки...

Он позвал своих друзей:
— Шурка! Витька! Поскорей!
Вот играть-то где, ребята!
Чур, девчонок звать не надо.
Можем мы костёр разжечь...
Стружки нечего беречь.
Поиграем, а потом
Всё затушим и уйдём.
Дал приказ он Шуре с Витей:
— На средину всё гребите,
Собирайте в кучу сор:
Мы зажжём сейчас костёр.

Вова быстро чиркнул спичкой,
И вспорхнуло пламя птичкой,
Красной стружкой завилось.
Поскакало, понеслось.
Дунул ветер и по стружкам,
По дощечкам, по кадушкам,
По дровам огонь разнёс...
И жара, и дым до слёз...
Больше пламя, выше пламя!
«Ой, боюсь... сгорим мы сами...»
И ребята со всех ног
Поскорее наутёк.

Есть такой высокий дом,
Сверху башенка на нём,
С башни видно далеко,
Потому что высоко.
Там дежурный на посту,
В эту сторону и в ту
Среди ночи, среди дня
Смотрит, нет ли где огня?
Всё спокойно. Ни дымка.
Виден город, лес, река,
За рекой зелёный луг.
Всё спокойно. Тихо.
Вдруг...

Взвился к небу чёрный дым,
И огонь мелькнул за ним...
У бойцов порядок строгий:
Выезд быстрый по тревоге,
Были в верхнем этаже —
Очутились в гараже.
Боевой готов расчёт.
Командир кричит: «Вперёд!»
Мчит машина боевая,
Красным солнышком сверкая.
« Выезжаем по тревоге,
Уходите все с дороги!»

— Это Вовина квартира? —
Слышен голос командира.
— Эй! Насос на водоём!
Здесь один, а там вдвоём!
Командир идёт в разведку.
В чёрный дым, в горящий дом.
И в дыму, густом и едком,
В пол стучит он топором.
Дом он выстукал, как врач,
Вдруг услышал чей-то плач.
Он бросается вперёд,
Где бежит, а где ползёт...

Дверь закрыта, нет ключей...
Чёрный дым всё горячей...
«Дверь взломать! Туда скорее…»
Дымом комната полна,
На полу, у батареи,
Плачет девочка одна,
Плачет жалобно и тонко,
Пламя мечется кругом...
Командир схватил ребёнка,
Пробирается ползком...
Вот мелькнул он на балконе,
Ношу бережно храня...
Обожжённый, опалённый,
Вынес Тому из огня.

И опять звучит команда:
— Линию со скаток!
— Есть!
И рукав через ограду
Протянули там и здесь.
И пожарники бегут,
К дому лестницу несут.
Дружно взяли, изловчились,
Да за цепь как ухватились:
— Раз, два, ну-ли,
По-тя-ну-ли!
Не успели принести —
Стала лестница расти,
Подрастала, подрастала,
Чуть до неба не достала.

Командир кричит опять:
— Ствол повыше! Воду дать!
И рукав как встрепенулся,
Потолстел весь и надулся,
Да как выпустит струю
Во всю силушку свою!
Как ударит вдруг вода,
Прошипел огонь: «Беда!»

Миша, ствольщик молодой,
Поражал огонь струёй.
Поднимал он выше ствол,
На огонь в атаку шёл.
«Ну-ка, дружно!
Ну-ка, враз!»
И огонь шипел и гас.
Белый дым стелился ниже,
Уплывал во все концы,
И уже спускались с крыши
Почерневшие бойцы.

Отстояли Вовин дом,
Но ведь главное не в том:
Каждый рад, что в этом доме
Удалось им жизнь спасти —
Будет маленькая Тома
Жить, смеяться и расти.
Вот и кончен трудный бой,
Командир даёт отбой.
Зашуршали снова шины,
И бойцы уселись в ряд.
Во дворе, возле машины,
Командир собрал ребят.

Он на руки Тому взял
И ребятам так сказал:
— Ростом спичка-невеличка,
Не смотрите, что мала,
Эта маленькая спичка
Может сделать много зла.
Крепко помните, друзья,
Что с огнём шалить нельзя.
Ни ночью, ни днём
Не играйте с огнём!

10 комментариев:

  1. Здравствуйте, Ирина! Очень простые, добрые, близкие сердцу стихи! А с поэтессой я не знакома. Спасибо за рассказ. У вас замечательный блог! Нередко узнаю что-то новое. Очень часто вспоминаю любимое.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Татьяна Николаевна! Полностью с Вами согласна - стихи Елены Хоринской простые и добрые. Спасибо большое за теплые слова, они помогают и дальше "творить" блог

      Удалить
  2. У меня в детстве тоже была такая зелёная книжка. К сожалению, не сохранилась. Многие стихи из неё я помню до сих пор, а вот автора забыл. И тут словно снова встретился с детством, прочитав всё полностью. Большое спасибо!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Алексей, как хорошо, что наш блог пусть на короткое время, но вернул Вас в детство. Спасибо, что поделились воспоминаниями. А у нас дома была книжка "Наш город"

      Удалить
    2. Спасибо огромное!!!!
      У меня была эта книжка в детстве
      Я все переискала - не могла найти эти стихи.
      Спасибо!!!!!!

      Удалить
    3. Вот как хорошо! Рады, что наш блог Вам помог)

      Удалить
  3. Здравствуйте, Ирина! В детстве тоже с удовольствием читала книгу "Стихи и сказки", и даже имя Елены Хоринской запомнила, но только с тех пор не слышала о ней и совсем ничего не знала о ее жизни. Теперь с большим интересом прочитала оба поста. Была просто потрясена, когда узнала, что Хоринская ушла из жизни сравнительно недавно и в таком почтенном возрасте.
    Действительно, жаль, что "уральская Барто" сейчас почти никому не известна. Спасибо, что напомнили и рассказали о ней!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Агния!
      Как я рада, что нашему блогу удалось "приоткрыть" литературную страничку Елены Хоринской. Хочется, чтоб стихи "уральской Барто" читали и сейчас.
      Спасибо за Ваши воспоминания и впечатления!

      Удалить
  4. А мне нравилась "Девушка-семиделушка". Отрывки помнила, а полного текста найти не могла. А вот у вас прочитала. Ещё любила "Торопея" и "Белочку-умелочку" Куликова. Планируете ли вы о нём пост? Ведь у него в этом году юбилей - 95 лет.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Алёна, спасибо, что напомнили о юбилее Леонида Куликова. Да, мы планируем к его дню рождения рассказать о его жизни и замечательных книжках)

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...