вторник, 20 ноября 2018 г.

Необычный талант Сельмы Лагерлёф


«Лагерлёф – подлинная и великая рассказчица с эпическими первозданными инстинктами, несомненная личность».
Томас Манн

20 ноября исполняется 160 лет со дня рождения Сельмы Лагерлёф – писательницы, отдавшей литературному творчеству 50 лет, слава которой была триумфальной и ещё при жизни перешагнула границы Швеции. О Сельме Лагерлёф со всей уверенностью можно сказать – она вышла из Морбакки – родового гнезда, что расположено в одном из самых живописных местечек Швеции – Вермланде. Она и сама это подтверждала, говоря, что никогда бы не стала писательницей, «если бы не выросла в Морбакке с её старинными обычаями, с её богатством преданий, с её добрыми, дружелюбными людьми».


Как много (или мало) даёт нам детство, мы все из него вырастаем, выходим в люди, но сохраняем ли хоть что-нибудь в памяти, какие-нибудь счастливые моменты? О своём детстве писательница вспоминала так: «Вот была чудесная жизнь! Нет детей, которым бы жилось так, как нам…» Все её воспоминания заботливо уложены в автобиографическую прозу, венчает которую книга под названием «Морбакка» (1922).

Морбакка – уже само по себе это слово кажется живым, и будто бы говорит о чём-то большом и добром.
«Это была маленькая усадьба с низкими строениями, расположившимися в тени высоких деревьев. Когда-то усадьба принадлежала пастору, что, казалось, навсегда наложило на нее свой отпечаток. Здесь как будто больше, чем в других местах, любили книги и чтение, и вся усадьба была погружена в атмосферу мира и покоя. Здесь не допускали спешки в делах или ссор с работниками. Ненависть и раздоры были здесь невозможны, и находящийся здесь должен был не тяготиться жизнью, а первейшим своим долгом считать безмятежность и веру в то, что для каждого обитателя усадьбы Господь все делает к лучшему».
Дом, семья и всё окружение многое предопредели в судьбе и творчестве Сельмы Лагерлёф. Она унаследовала от своих родных и близких не только любовь и заботу, но также и любовь к книге, народным обычаям и преданиям и, конечно же, к сказкам. Народные сказки, предания, родовые хроники – это всё от бабушки и няни, Э. Тегнер, Х.К. Андерсен, В. Скотт – от отца и матери.
«Когда дрова в печи окончательно прогорали, на круглом столике возле дивана зажигали лампу. Теперь за обучение принималась г-жа Лагерлёф, учила дочек шить, вязать крючком и на спицах. У нее был экземпляр “Сказок” Х. К. Андерсена, и когда она полагала, что работа шла успешно, то в награду обычно читала или пересказывала “Попутчика”, “Огниво” и “Диких лебедей”. В книге имелись также замечательные и веселые рисунки. Рассматривать их было почти так же занимательно, как и слушать сказки.
В восемь ужинали, вот тогда и появлялся поручик Лагерлёф. До тех пор он сидел в конторе, писал в своих больших бухгалтерских книгах.
А теперь, после долгого дня, полного трудов и строго расписанного, наконец-то можно было дать себе волю. Дети откладывали рукоделие, поручик усаживался в кресло-качалку и рассказывал школьные истории вроде той, про мамзель Брустрём, или расписывал несравненную Дженни Линд в роли Нормы или Дочери Полка и Эмилию Хёгквист в роли Орлеанской Девы.
А иной раз, когда был не расположен к разговорам, он просил г-жу Лагерлёф или мамзель Ловису почитать вслух из Тегнера. По его мнению, не было на свете ничего лучше “Саги о Фритьофе”. Он бы предпочел быть лундским профессором, воспевшим любовь Фритьофа и Ингеборг, чем французским императором или русским царем. Очень высоко он ставил и Рунеберга и любил слушать как “Сказания прапорщика Столя”, так и эпические его стихи».
Вся эта атмосфера так повлияла на Сельму, что она уже в семилетнем возрасте захотела стать писательницей. По её воспоминаниям, такое влияние на неё оказали все услышанные предания, они будто бы просились и сами собой складывались в сказку. О первых попытках творчества Сельма Лагерлёф рассказала в автобиографической новелле «Сказка о сказке» (1908).
Время шло, и маленькая девочка выросла, и ей стало понятно, что только домашнее образование не поможет устроить будущее. Писатели, даже очень талантливые не появляются просто так, для начала им необходимо иметь кусок хлеба, время для творчества, ну и конечно познакомиться с миром. Так в 22 года Сельма Лагерлёф покинула родные стены и отправилась получать образование в Стокгольм.
С 1881 по 1884 она училась, сначала в лицее, затем в семинарии, а потом и сама стал учить – преподавать в школе для девочек в небольшом провинциальном городе под названием Ландскрун.
Надо сказать, что молодой учительнице тяжело жилось вдали от Морбакки и от родных, и она постоянно вспоминала все те предания и легенды, которые передавались из уст в уста. Сельма не прочь была писать и сама, но только вот вдохновение не приходило. Поэтому она просто делилась тем, что знала сама, а именно пересказывала все известные ей истории и сказки своим ученицам и многочисленным племянникам.
Однако мало по малу, по крупицам Сельма всё-таки работала над своей будущей книгой, отправной точкой стали услышанные когда-то легенды её родного Вермланда.
А дальше случилось большое несчастье, да не одно. Сначала умер отец Сельмы – Эрик Густав Лагерлёф, спустя несколько лет, в 1888 году, за долги была продана усадьба Морбакка, с которой у Сельмы было связано так много светлых воспоминаний. К обычному творческому вдохновению теперь прибавился вполне определимый стимул – сохранить то, что ещё осталось: «драгоценные старые истории, весёлый покой беззаботных дней и прекрасный ландшафт». Начинающая писательница ещё активнее включилась в работу над будущей книгой.
Она продолжала работать учительницей, когда узнала о литературном конкурсе, который объявила газета «Идун». Сомневаясь, она всё же отправила на суд строгого жюри 5 глав из неоконченного романа «Сага о Йёсте Берлинге». Успех превзошёл все ожидания, жюри было единодушно – первую премию должна получить Сельма Лагерлёф, за то, что её произведение имело «необычайную художественность и оставило далеко позади не только всех других участников конкурса, но и большинство из того, что давным-давно могла предложить наша отечественная литература».
Получив вознаграждение, Сельма оставила службу в школе и посвятила себя только лишь написанию книги. По её признанию, это было самое счастливое время. В 1891 году роман «Сага о Йёсте Берлинге» был представлен на суд читающей публике. Но прошло несколько лет, прежде чем её книгу наконец-то «распробовали». Теперь имя Сельмы Лагерлёф было на слуху и благодаря своей первой книге, она заняла видное место в литературе. А ведь сначала, по собственному признанию, она сочиняла лишь на потеху детям – своим племянникам, и совсем не собиралась выпускать книгу в большое плавание.

Роман состоял из 36 глав, неравноценных по своему художественному наполнению, но ярких и самобытных, построенных большей частью на легендах Вермланда. Каждая из них вполне могла бы быть самостоятельным произведением, написанным в особом ключе.
В последующем литературном творчестве Сельма Лагерлёф часто обращалась к родному фольклору, и порой брала за основу народные предания и даже древнескандинавские саги, как, например, в сборнике новелл «Королевы Кунгахэлле» (1899). Также она обратилась к древним преданиям, работая над повестями «Предание одной господской усадьбы» (1899), «Деньги господина Арне» (1904), «Возница» (1912) и др.
Повесть «Предание одной господской усадьбы» (или «Предание о старом поместье») запоминается особо, в частности своим фантастическим сюжетом. Уже само название говорит о том, что в повествовании будет что-то загадочное. И так и есть, главный герой повести Гуннар Хеде силой своей игры на скрипке возвращает к жизни девушку, а она своей любовью излечивает его сумасшествие. Этому предшествуют скитания главного героя, попытка спасти родовое поместье от разорения... Это повесть Сельмы Лагерлёф считается одной из самых высокохудожественных среди других её произведений.
Следующее её произведение знает, безусловно, каждый, а создано оно было в тесной связи с народной и литературной скандинавской сказкой, в частности с творчеством Андерсена и Топелиуса. Как и в сказках Андерсена в книге Лагерлёф встречается множество различных представителей животного царства с их естественными природными особенностями, но которые также наделены и чертами, присущими человеку. Итак, книга, рассказывающая в популярной форме о Швеции – её географии, геологии, а также о ботанике и зоологии и в то же время оригинальная литературная сказка, соответствующая всем законам жанра – «Удивительное путешествие Нильса Хольгерсона по Швеции».

От замысла до последней точки прошло более пяти лет, первый том был закончен в 1906 году, второй том спустя год. Надо ли говорить, что необычайные путешествия Нильса привели в восторг всю детвору и их родителей, но профессиональная критика была настроена неоднозначно. К автору были серьёзные замечания у зоологов, орнитологов и географов – у всех них были различные упрёки, в частности, например, что она не затронула описанием тот или иной город или озеро. Недоброжелательно отозвались и церковные власти, а также некоторые педагоги. Среди прочих было даже такое мнение, книгу «Удивительное путешествие Нильса…» называли «революцией в нашей педагогике».
Но как бы то ни было, книга о приключениях Нильса проверена временем, дети до сих пор любят её, а это ли не лучшее признание для писателя!
Однако для советских детей сказочная книга Сельмы Лагерлёф была выпущена в сокращённом (почти в пять раз) и адаптированном варианте. В ней не было подробного описания географии Швеции, перечисления её городов, селений… Вместе с тем из содержания были изъяты религиозные мотивы и некоторые фольклорные сюжеты заодно с персонажами. И даже тогда, когда был напечатан полный вариант книги, русскоязычный читатель всё-таки предпочитал более облегчённое чтение. Видимо, то, что создала Сельма Лагерлёф, было более близко и понятно именно шведскому читателю: географические подробности, местный фольклор. Куда как более интересно было читать о чудесном превращении и путешествиях Нильса, о его перевоспитании и обретённых друзьях. Нильс был наказан за свои проступки, но больше приобрёл, чем потерял. Да и в целом, как в любой другой сказке, за что в общем то сказки все и любят, Добро взяло верх над Злом.
В наступившем ХХ веке Сельма Лагерлёф оставалась очень и очень популярной писательницей, её книги печатались не только в Швеции. Произведения шведской писательницы знали и любили в России, любили настолько, что даже называли именем Сельма русских девочек. Помимо простых читателей, талант Сельмы Лагерлёф отмечали и собратья по цеху. Горький хвалил её сильный голос и предлагал даже брату-мужику кое-чему у неё поучиться. Томас Манн называл Лагерлёф «подлинной и великой рассказчицей с эпическими первозданными инстинктами, несомненной личностью».
Признание таланта писательницы было подкреплено официальными назначениями и наградами. В 1907 году Сельму Лагерлёф избрали почётным доктором Упсальского университета, в 1909 она получила Нобелевскую премию с формулировкой «за благородный идеализм и богатство фантазии». Сельма Лагерлёф стала первой женщиной, которой вручили Нобелевскую премию по литературе.
Полученной премии было достаточно, чтобы до конца выкупить Морбакку в 1910 году, тогда как главное здание она выкупила тремя годами ранее. Она снова была в Морбакке полноправной хозяйкой, теперь уже до конца жизни.
Хотелось бы сказать, что шведская писательница также известна тем, что она была сторонницей эмансипации женщин, она считала и боролась за то, чтобы у женщин были избирательные права, а также личная свобода и независимость. Её участие в этом процессе было весьма активным, она неоднократно выступала с заявлениями о правах женщин и их равноправном участии в общественной жизни. Результатом движения за эмансипацию шведских женщин стало то, что в 1914 году Сельму Лагерлёф избрали членом Шведской Академии. Это был феноменальный случай, ведь Сельма была женщиной.
В последующие годы Сельма Лагерлёф создала несколько крупных произведений: были написаны романы «Король Португалии» (1914), «Изгнанник» – как отклик на события Первой мировой войны (1918). Историческая трилогия о Лёвеншёльдах: «Перстень Лёвеншёльдов» (1925), «Шарлотта Лёвеншёльд» (1925), «Анна Сверд» (1928). В 1922 году вышла книга воспоминаний «Морбакка». Последними её книгами также стала мемуарная проза: «Мемуары ребёнка» (1930), «Дневник» (1932).
Сельма Лагерлёф умерла в 1940 году, дожив до 81 года. В настоящее время Морбакка является музеем-усадьбой Сельмы Лагерлёф и согласно её завещанию открыта для посещения и экскурсий. Также по завещанию писательницы её личный архив был отправлен в Королевскую библиотеку Стокгольма.

В 1983 году была создана литературная премия имени Сельмы Лагерлёф, ежегодно присуждаемая шведским авторам, пишущим в её стиле. На шведской банкноте в 20 крон (до 1 октября 2015 года) на лицевой стороне был изображён портрет Сельмы Лагерлёф, на оборотной – Нильс верхом на гусе. Когда эта банкнота была в обиходе, её так и называли – Сельма. Конечно, память писательницы почтили и памятником – в городе Фалун. А уж памятников её герою Нильсу Хольгерсону просто не счесть. Самый забавный стоит в Стокгольме – он размером всего в два спичечных коробка – Нильс сидит, обняв руками колени. Рядом с памятником всегда можно найти монетки и… тёлпую одежду для сказочного героя.

Читайте также:

Источники:
Брауде, Л. Обновление жанра// Скандинавская литературная сказка. – М., 1979.- С. 120-145;
Лагерлёф, С. Морбакка. – М., 2011;

До встречи в библиотеке
Галина Фортыгина

2 комментария:

  1. Здравствуйте, Татьяна! Честно говоря, впервые узнала биографию Сельмы Лагерлеф. Прочитала с большим интересом и удовольствием. "Путешествие Нильса..." тоже не читала. А вот мультфильм очень люблю. Теперь прочту книгу, обращая внимание на все подробности географии и геологии Швеции! Спасибо!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Татьяна Николаевна! Очень рады, что смогли заинтересовать вас творчеством Сельмы Лагерлеф! Приятных Вам открытий и книжных путешествий по Швеции!!!

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...