суббота, 19 декабря 2015 г.

«И все-таки она — Звезда!» Людмила Татьяничева


 Сегодня, 19 декабря – 100 лет уральской поэтессе Людмиле Константиновне Татьяничевой.
В Челябинске есть улица Татьяничевой, мемориальная доска на доме № 39 на улице Сони Кривой, где жила в 1957-65 гг Людмила Константиновна. Рядом с нашей Центральной библиотекой им.А.С.Пушкина, на улице Пушкина в доме  56а,10 лет, начиная с 1947 года, в квартире N 15 жила Людмила Татьяничева, а после ее переезда в этой же квартире поселился Марк Гроссман. У них в гостях бывали: Э. Казакевич, П. Бажов, Б. Ручьев (больше 10 лет идет речь о создании здесь литературного музея, но … нет и мемориальной доски).
В космосе летит малая планета 3512, названная именем уральской поэтессы.
В апреле 1996 года имя Л.К.Татьяничевой было присвоено челябинской библиотеке № 26, а 19 декабря 1998 года в библиотеке открылась литературно-музейная экспозиция «Дочь Урала», посвященная Татьяничевой. К 100-летию Л.К. Татьяничевой в библиотеке открылась обновленная литературно-музейная экспозиция «Дочь Урала», пополненная новыми материалами, предоставленными сыном поэтессы – Юрием Смелянским.
Каждый год в библиотеке № 26 им. Л.К.Татьяничевой 19 декабря, в день рождения Людмилы Константиновны Татьяничевой, собираются ценители ее многогранного таланта.
И в этом году, только 20 декабря в 12:00 библиотека № 26 им. Л.К.Татьяничевой (Комсомольский проспект, 41) приглашает на литературный праздник «Все лучшее – в душе осталось», посвященный 100-летию со дня рождения Л.К.Татьяничевой. 


Праздник завершает литературную неделю «А время отчаянно мчится при мне, но уже без меня», которая открылась 13 декабря встречей добрых друзей поэтического слова. В течение недели в библиотеке им.Л.К.Татьяничевой проходили экскурсии по литературно-музейной экспозиции «Дочь Урала». 
Праздник пройдет при поддержке членов семьи поэтессы, депутата ЗСО В.В.Чебыкина, культурного центра «Оберег», творческих коллективов города. Литературный перфоманс под звуки живой музыки объединит людей разных профессий, интересов и возрастов в литературном музее, кинозале, семейной гостиной и открытой студии литературных талантов
В программе праздника:
Екатерина Смелянская
  • Презентация новой книги Л. Татьяничевой «А время отчаянно мчится при мне, но уже без меня». - Москва. 2015;
  • Встреча с сыном Л. Татьяничевой Юрием Смелянским (г.Москва);
  • Знакомство с правнучкой поэтессы Екатериной Смелянской (г.Челябинск) (интервью с Екатериной на Фестивале «Челябинск читающий» читайте здесь);
  • Литературные экскурсии по обновленной литературно-музейной экспозиции «Дочь Урала»;
  • Награждение победителей молодежного литературно-творческого конкурса «Дочь Урала»;
  • Кинопоказ - документальный фильм о жизни и творчестве писательницы;
  • Песни на стихи Татьяничевой в исполнении хора «Надежда»;
  • Встреча с уральскими мастерами,
  • Викторина «Живу я в глубине России»;
  • Свободный микрофон «На расстоянии голоса» для литературный студий и объединений.


В залах библиотеки оформлены книжные выставки, экспонирующие и личные вещи, уникальный фотоархив, письма, грампластинки, диски с голосом Л. К.Татьяничевой.
Всех любителей творчества уральской поэтессы рады видеть 20 декабря. в 12:00 в библиотеке № 26 им.Л.К. Татьяничевой по адресу Комсомольский пр, 41. тел. 742-07-63. Вход свободный.

Давайте вспомним некоторые странички из жизни Людмилы Константиновны.
Родилась Людмила Татьяничева в Мордовии. В экспозиции библиотеки копии фотографий ее родителей. Уральский период начался чуть позже, с 1926 года, когда, оставшись сиротой, она приехала к дальним родственникам в Свердловск. Там она ходила в школу вместе с Алешей Бажовым, сыном автора знаменитых уральских сказов, там же состоялось первое знакомство с Павлом Петровичем Бажовым.
В 1932 году девочка окончила школу-семилетку и пошла работать токарем на вагоностроительный завод. Потом поступила на заочное отделение в Уральский институт цветных металлов и золота, а в 1934 году, прервав учебу, приехала на строительство Магнитогорска.
Здесь начинается еще одна новая страничка в жизни Татьяничевой. В Магнитке Людмила познакомилась со своим будущим мужем Николаем Смелянским — он работал заведующим промышленным отделом газеты «Магнитогорский рабочий». Это оказалась любовь на всю жизнь. 19 декабря – день рождения не только Людмилы Константиновны, но и ее мужа – Николая Смелянского. Вот что писала в автобиографии Л.К.Татьяничева: «Пришла любовь. Николай Смелянский, работник газеты, литератор, стал моим  мужем. Удивительно: мы  родились в один день (19 декабря)! Только он на 10 лет был старше. Это была любовь на всю жизнь».
Смелянский стал не только мужем, другом, но и коллегой, наставником. В экспозиции музея есть книга, написанная в соавторстве, — «Улица сталевара Грязнова».
Людмила Константиновна — счастливая жена и мать, и это тоже нашло отражение в экспозиции. Здесь много семейных фотографий, а также архив семьи Смелянских «Из дневника Л.Татьяничевой», который был опубликован впервые.
Книги — почетные и многочисленные экспонаты литературно-музейной экспозиции. Людмила Константиновна — автор 75 сборников стихов. Здесь имеется одно из первых изданий со скромным названием — «Стихи» (ОГИЗ-Челябинск, 1945), сборник «Зорянка», за который поэтесса удостоена Государственной премии, последние книги, вышедшие при жизни, — «Калитка в лес осенний», «Магнитогорские пальмы», «Десять ступеней» и 12 книг для ребят. Все они представлены в библиотеке, начиная с самой первой «На лугу», которая была опубликована в 1956 году. Дополняют экспозицию письма, открытки, адресованные поэтессе, печатная машинка, лампадка, даже имеются подарки от автоматно-механического и Магнитогорского металлургического заводов: они присылали Людмиле Константиновне образцы своей продукции — белую и черную жесть, оцинкованный металл. Подробнее об экспозиции в нашем блоге




В этом году сын Людмилы Константиновны и Николая Давыдовича, Юрий Николаевич Смелянский передал в библиотеку новые экспонаты, уникальные фотографии. Это и фото маленькой Люси, сделанное в 1916 году в г. Ардатове, где девочке всего восемь месяцев. Это и фотографии дедушки Андрея Леонтьевича, волостного писаря; отца Константина Андреевича — студента-медика в Казанском университете, потом начальника милиции в Ардатове, погибшего в 1918 году; матери Агриппины Степановны — сельской учительницы. Есть также фотографии семьи Кожевниковых, которые взяли девочку на воспитание после смерти родителей.






Также Юрий Смелянский передал некоторые предметы, документы, например удостоверение, что в 1931 — 1932 годах юная Люся Татьяничева работала учеником токаря на вагоностроительном заводе имени Воеводина в Свердловске. Есть свидетельство об окончании литературного института с хорошими и отличными отметками, удостоверение Союза писателей и другое.
Часть экспозиции посвящена внуку Татьяничевой — писателю, художнику, сценаристу, режиссеру Василию Смелянскому.
Любой желающий может совершенно бесплатно посетить литературно-музейную экспозицию, библиотека проводит и бесплатные литературные экскурсии.   

Сегодня, в день рождения Людмилы Татьяничевой, нельзя без стихов. 
Лирика Людмилы Константиновны Татьяничевой близка и понятна, каждый найдет что-то для себя.

        МОЙ ДЕКАБРЬ
Снежных хлопьев тихое круженье.
Света усечённый полукруг.
Здравствуй, месяц моего рожденья,
Мой заступник
мой надёжный друг!
Над моей суровой колыбелью
Наклонялся твой неяркий луч.
Закружи опять своей метелью,
В ноги брось
Медвежью полость туч.
В пышный снег
Укутывай по плечи
Все мои поляны и кусты.
Берегам,
Тоскующим о встрече,
Подари зеркальные мосты.
Кровь мою
Ты обнови морозом
И счастливым чувством
Крутизны.
В берёзам
всем моим берёзам
Чуть добавь нежнейшей белизны.
Мой декабрь, мой сизокрылый голубь,
Ты опять пожаловал ко мне.
В льдистом небе –
Голубая прорубь
С золотистой рыбиной на дне.

          * * *
У зимнего дня на виду
Солнце роняет корону...
По склону раздумий иду
Я будто по горному склону.
Иду,
Ни о чем не тужу
И в облаках не витаю.
Лишь пройденный путь свой
Слежу
Да близкие судьбы
Читаю...
Вдруг
Сердце мое леденя,
Под ноги мне падает
Птица...
А время отчаянно мчится
При мне,
Но уже без меня.

        Гордые
Гордым — легче.
Гордые — не плачут.
Ни от ран,
Ни от душевной боли.
На чужих дорогах не маячат.
О любви, как нищие, не молят.
Широко раскрылены их плечи,
Не гнетет их зависти короста...
Это правда —
Гордым в жизни легче,
Только гордым сделаться
Непросто.
1961

        * * *   
Я вглядываюсь в прошлое без грусти.
Оно мое.
И не мое уже.
...Живет девчонка в тихом захолустье,
Где все родное,
Все ей по душе.
Но май махнул ей веткою зеленой.
И вот среди разбуженных полей
Я вижу эту девочку влюбленной,
Доверчивой,
Веселой,
Окрыленной,
Ей невдомек, что я слежу за ней.
Ей невдомек,
Что будет в жизни густо
Сомнений.
И ошибок.
И утрат...
Кипят желанья.
Вызревают чувства.
Взрослеют мысли.
А года —
Летят!
Мелькают кадры вечной киноленты,
То красочны,
То стерты добела,
Сгорают чувства,
Но зато бессмертны
Ими порожденные дела.
1962

        Козы шли к водопою
Что творится со мною,
Что со мною творится!
Козы шли к водопою —
Растеряли копытца.
А еловые шишки
Превратились в тюльпаны.
Тургояк и Инышко*
Разрослись в океаны.
По тайге без дорожек
Я иду, как по саду.
Все на сказку похоже,
Все похоже на правду.
Сердце будто хмельное.
Мне ночами не спится...
Козы шли к водопою —
Растеряли копытца.
I960

        Сыновья
Два хороших сына у меня.
Две надежды,
Два живых огня.
Мчится время по великой трассе.
У меня -
Две юности в запасе.
Жизнь горит во мне, неугасима
У меня две вечности-
Два сына.
I960

        * * *
Коль сердце и разум затеяли
спор,
Не жди для себя добра.
Любовь отгорит, как ночной костер,
Едва дотянув до утра.
Случается в жизни такая беда...
Не сразу узнать нам дано,
Что сердце и разум
Сильны лишь тогда,
Когда они заодно.
1960

        После грозы
Своенравное, как море,
В стороне от светлых дач,
Дождь и ветер переспоря,
Отдыхает Кисегач*.

Лишь о каменные глыбы
Еле слышно волны бьют,
Да серебряные рыбы
Возле берега снуют.

Да смуглянке возле сходней
Смотрит юноша в глаза.
— Хорошо-то как сегодня.
Я люблю, когда гроза...

Платье вымокло до нитки.
Косы — темных два ручья.
— Ты откуда?
— Из Магнитки.
— Чья?
— Пока еще ничья!

Разговор их стал невнятен.
Тишина.
Но слышно мне,
Как выстукивает дятел
Телеграммы на сосне.

Я иду тропинкой узкой.
Камни катятся, шурша.
Красотою щедрой, русской
До краев полна душа.

Через хвойные ресницы
Смотрит солнце с высоты.
...Этот край мне будет сниться
Неотступно, словно ты.
1961

        Ребенок
Маленький Антошенька,
Антон,
Свежесть яблока в этом
  имени.
В мир,
Открытый со всех сторон,
Смотрит он глазищами
  синими.
Отразилось в его зрачках
Солнце,
Свет и тепло дающее...
Держит в крепеньких
кулачках
Мальчик Прошлое
И Грядущее.
1961

        Сон-трава
Очень плохо,
Когда не спится.
Ночь на дыбы становится.
Рыжей хитрой лисицей
Глядит на меня бессонница.
Опять она мне помешает
Увидеть тебя во сне.
Серебряная
Большая
Лунища в моем окне.
...Очень плохо,
Когда не спится.
Камнем от дум голова.
А где-то в урманах
Таится
Волшебная сон-трава.
Всю ночь,
До восхода солнца,
Чтоб людям прибавить сна,
В лиловые колокольца
Беззвучно звонит она.
1963

        Дорога
Мы с тобой, дорога, квиты!
Ты вела меня, вела
Через черные граниты,
Где и вьюга не мела.
Через луг осеребренный,
Через радугу-дугу.
Лишь у пропасти бездонной
Ты сказала:
— Не могу!
И тоскою человечьей
Душу мне ты потрясла.
Я взяла тебя за плечи
И над бездной пронесла.
1965

        Суровый танец
И на току,
И в чистом поле
В войну я слышала не раз:
— А ну-ка, бабы,
Спляшем, что ли!
И начинался сухопляс.
Без музыки.
Без вскриков звонких,
Сосредоточенны, строги,
Плясали бабы и девчонки,
По-вдовьи повязав платки.
Не павами по кругу плыли,
С ладами чуткими в ладу.
А будто дробно молотили
Цепями горе-лебеду.
Плясали, словно угрожая
Врагу:
— Хоть трижды нас убей,
Воскреснем мы и нарожаем
Отечеству богатырей!
Наперекор нелегкой доле,
Да так, чтобы слеза из глаз,
Плясали бабы в чистом поле
Суровый танец —
Сухопляс.
1965

        Высокие полдни
Есть особая прелесть
В стоцветье заката.
Есть спокойная гордость
В молчанье полей...
Кто не знает,
Какою была ты когда-то,
Пусть посмотрит хоть раз
На твоих сыновей.
Сыновья у тебя —
Как высокие полдни.
И душою светлы.
И добры.
И сильны...
Чтобы вырастить их,
Ты ходила голодной,
Замерзала
На страшных кочевьях войны.
...Даже, если осенний свежак
На свободе,
Перед нами все те же
Земные пути...
Красота не уходит.
Она переходит,
Было б только к кому
Красоте перейти!
1966

        Зимние строфы
Говорили: зима суровая —
Белокосая северянка.
А пришла она хвойнобровая,
Разудалая, как цыганка!
У нее все наряды—
Новые.
Шали яркие, нелинючие.
Снегопады лепестковые.
Губы жаркие.
Ветры жгучие...
То ль к весне зима
Бьет по льду лещом?
То ли я сама
Молода еще?
1967

        * * *
Когда любовь —
Подобье плена,
Когда она—
Глухой тупик,
То отреченье не измена,
А избавленье от вериг.
...Омоет ветер реактивный
Твою судьбу со всех боков,
Возникнут, как мотив старинный,
Седые копны облаков.
И ты,
На грани тьмы и света,
Начнешь все с чистого листа.
Земля -
Погасшая планета.
И все-таки она —
Звезда!
1967

        Мой возраст
Мне нравится мой возраст.
Так просторно
В лесу осеннем,
Так отчетлив путь,
Что даже года—
Это непритворно —
Я в прошлом
Не хочу перечеркнуть.
Ведь каждый год
По-своему мне дорог.
Он неотрывен от моей судьбы.
В нем ветер века.
Вспыльчивый, как порох,
В нем кровь моя—
Живая кровь борьбы!
И, память
Невозвратностью тревожа,
Звучат шаги
И музыка его...
Металл застывший
Переплавить можно,
А в прошлом —
Не изменишь ничего!
Да и к чему?
Мне нравится мой возраст.
И мысль ясна,
И взгляд еще остер.
Лучей осенних собираю хворост,
Чтобы высокий
Распалить костер.
1967

        Рыжая девушка
Хорошо на острых лыжах
Ей пронизывать леса!
Ноги быстры.
Кудри рыжи.
Зелены ее глаза.
Разогнав шальные вьюги,
Солнце движется за ней,
Грея зябнущие руки
В рыжем пламени кудрей.
1968

        Спящий ребенок
Нет ничего доверчивей ребенка,
Когда он спит,
К твоей груди припав.
Его дыханье трепетно и тонко,
Оно нежнее,
Чем дыханье трав.
Как шар земной наш
С матерью-вселенной,
С твоей судьбой он нераздельно
Слит...
Комочек жизни,
Теплый и бесценный,
Так сладостно
Мне руки тяжелит...
1970

        * * *
Пылающих туч гряда,
Похожих на корабли.
Это горят города
Чьей-то большой любви.
Грома сухой раскат
Бьет,
Как электроток.
Это не просто закат,
А чьей-то судьбы
Итог.
...Звонких лучей провода
Над утренним Иртышом.
В небе
Растут города
Чьей-то любви большой.
За первой зарей вослед
Солнце шагнуло в лог.
Это
Не просто рассвет,
А чьей-то судьбы
Пролог!
1970

        * * *
Любовь без страсти —
Это дружба.
Страсть без любви —
Почти вражда.
Ей все,
Чем жил доныне,
Чуждо.
Ей мысль,
Ей боль твоя
Чужда!
Страсть,
Даже долгая,
Мгновенна,
Как взрыв,
Что рушит
корабли.
...Мы славим,
Преклонив колена,
Единство страсти
И любви!..
Союз любви...
С какою силой,
Надеждой,
Верностью живой
Мы говорим любимым:
«Милый»,
«Люблю»,
«Твоя»,
«Навеки твой»...
И убеждать себя
Не нужно,
Что нам такая речь
Чужда.
.  .  .  .  .  .  .  .
Любовь без страсти —
Это дружба.
Страсть без любви —
Почти вражда.
1971

        Женская сила
Наталье Кончаловской
Сила без нежности —
Грубо.
Нежность без силы -
Бескрыла.
Врачуя, творя и голубя,
Действует женская сила.
В песни, в пословицы входит.
И если сказать открыто,
Она на земле верховодит
Не только в стихиях быта.
Добрей нашей силы нету.
И нет ее терпеливей.
Стремимся
Мы нашу планету
Взрастить и сделать
Счастливой.
Мы — большая часть народа,
С детства усвоили твердо:
Отчизна,
Земля,
Свобода —
Тоже женского рода!
С упорством неодолимым
Зреет в нас жизни завязь.
И даже в любви
К любимым
Нам сила нужна,
Не слабость!
1972

        Мадонна
Наперекор
Изменчивой молве
Художники
Прославили в веках
Не девушку
С венком на голове,
А женщину
С младенцем на руках.
Девичья красота
Незавершенна:
В ней нет еще
Душевной глубины.
Родив дитя,
Рождается мадонна.
В ее чертах
Миры отражены.
1973

        * * *
Как иголку
В стоге сена,
Я ищу в дали туманной
Ту звезду,
Что неизменно
Посылала свет свой
Странный.
Мне казалось,
Что не очень
Я звездою дорожила.
Отчего же этой ночью
Без нее мне
Все постыло?
Тонкий луч ее зеленый
Все ищу я,
Беспокоясь,
Что из глуби отдаленной
Не подаст она мне голос...
1973

        * * *
Да здравствует святое безрассудство,
Свободное от выгод и вериг,
Когда и мысли,
И дела,
И чувства
Неповторимый обретают лик.
Он — непривычен.
И не сразу ясен.
Глупцов,
Ханжей
Он повергает в дрожь.
Но приглядитесь:
Этот лик прекрасен.
На детство первозданностью
Похож!
Давно ли называли безрассудством
Любовь,
Что отвергает берега?
И страстное служение искусству,
Связующему страны
И века?
1973

        * * *
Одиночество звезд?
Но, минуя разлуку,
Звезды могут лучом
Прикоснуться друг к другу.
Может каждая
Всех своих дальних сестер
Отыскать
И в душевный вовлечь
Разговор...
Ни измены,
Ни ложь,
Ни обвалы обид —
Их сближенью мешают
Границы орбит.
Потому-то меня
И волнуют до слез
Одинокие судьбы
Людей,
А не звезд.
1977

        На катке
Каток провинциальный
Среди снегов и вьюг.
Пластинкой музыкальной
Мне льда казался круг.
Мохнатые снежинки
Роились надо мной.
По ледяной пластинке
Скользила я иглой.
Мелодий нежных звуки
Лились со всех сторон.
А ты, раскинув руки,
Летел за мной в догон.
1977

        * * *
Много это или нет,
Рассудите сами…
Восемнадцать звонких лет.
Солнце над лесами.
Чёрный дождь прямых волос
Мамино наследство.
Да лохматый добрый пёс,
Гревший моё детство…
А улыбок — полон рот.
Песен — до отказа.
У незапертых ворот
Тень седого вяза.
Возле вяза ходит тот,
Для кого я — чудо.
Жаль, что он меня зовёт
Прозаично «Люда».
И всегда глядит мне вслед
Дымными глазами…
Много это или нет,
Рассудите сами!
1933

        КТО БЫ ПОВЕРИЛ
Ты подарил мне подкову месяца,
Плывущего над тишиной полей.
Кто бы поверил,
Что месяц уместится —
Весь целиком! —
В комнатушке моей!
Ты мне сказал очень тихое слово.
И закудрявились клёны зимой.
Кто бы сказал,
Что для счастья земного
Покажется тесным мне шар земной!
1934

        * * *
Среди имён любимых и родных
Храним мы рек прозрачные названья.
Мы помним шелест ковылей седых
И синих гор лепные очертанья.
А если на чужбине, среди сна,
Согреет нас дыханием сосна,
То, как рисунок на булатной стали,
Возникнет в сердце песня об Урале.
1944

        * * *
О счастье я не знала ничего.
Оно вокруг невидимое было.
Из горных рек водой меня поило,
Обогревало солнечным лучом.
Когда я шла по молодому льду,
Вся отдаваясь радости движенья,
Меня вело моё отображенье.
Я шла одна,
У мира на виду!
Мой золотистый, мой вчерашний мир,
Где всё, как в детстве,
Чисто и безгрешно,
Как молодо цвели твои черешни,
Какие ты богатства мне дарил!
Под лёгким пологом твоей зари
В меня влилась твоя хмельная сила,
О женской доле я тебя просила,
И ты сказал мне:
– Вот она, бери! —
Но где же счастье?
Разве этот зной
Палящего безоблачного лета,
С ночами ослеплёнными,
Без света,
Где страшно двум,
Несмыслимо одной?
С косноязычьем, ревностью, тоской,
бессонными, бесслёзными глазами…
Я не хочу!
Прохладными лесами
От счастья ненасытного укрой!
Верни мне снова тот январский лёд,
Небрежно разлинованный коньками,
Дай быстрых лыж почувствовать полёт
И дымный снег,
И ветер под ногами.
Иль поведи в еловые леса,
В седую глушь медвежьего завала,
Где, сузив напряжённые глаза,
Я глухарей и рябчиков сбивала.
Дозволь мне снова юность перечесть,
Как сказку —
Не деля её на части…
А счастье?
Может, в том оно и есть,
Когда живёшь,
Не думая о счастье!
1945

        МАЛАХИТ
Когда-то над хребтом Урала,
Солёной свежести полна,
С ветрами запросто играла
Морская вольная волна.

Ей было любо на просторе
С разбегу устремляться ввысь.
Отхлынуло, исчезло море,
И горы в небо поднялись.

Но своенравная природа
То море в памяти хранит:
В тяжёлых каменных породах
Волной играет малахит.

Он морем до краёв наполнен,
И кажется: слегка подуть —
Проснутся каменные волны
И морю вновь укажут путь.
1945

        СКАЗКА
Зимней полночью морозной
Отогрей слегка окно —
И увидишь ты, как сосны
Украшают полотно.
Иглы тонко вышивают
Синим крестиком узор.
Под пушистым малахаем
Спрятал кудри черный бор,
А над сонными лесами,
В стороне,
Где наш завод,
Пламя лисьими хвостами
Подметает небосвод…
1947

        СИНЕГОРЬЕ
Есть у нас на молодом Урале
Синегорье.
Может быть, бывали?
Звонкий бор и летом и зимой
Изукрашен хвойной бахромой,
Синельга синеет между гор —
Чей угодно очарует взор.
Только я признаюсь,
Что не это
Синегорья главная примета…
Если ты придёшь сюда впервые,
Поспеши на вышки буровые.
Отыщи нетронутые руды
И земные звёзды —
Изумруды.
Или в цехе,
Принимая смену,
В красный глаз заглядывай мартену.
На лесах, в цехах или в забое
Мастерством поделится с тобою
Здешний житель и умелец местный.
Человек на весь Урал известный:
Металлург, геолог и охотник —
Синих гор хозяин и работник.
1948

        МАГНИТ-ГОРА
А заря-то, какая заря,
Словно в небе зажжён костёр!
Кто сказал, что Магнит-гора
Много ниже Памирских гор?
Не по уровню зыби морской
Я отсчёт высоты веду, —
По высокой мысли людской,
По движенью вперёд,
По труду.
1949

        УРАЛ
Когда говорят о России,
Я вижу свой синий Урал.
Как девочки,
Сосны босые
Сбегают с подоблачных скал.
В лугах,
На ковровых просторах,
Среди плодоносных полей
Лежат голубые озёра
Осколками древних морей.
Богаче, чем краски рассвета,
Светлее, чем звёздный узор,
Земные огни самоцветов
В торжественном сумраке гор.
Я сердцем всё это вбирала,
Свой край полюбив навсегда.
Но главная сила Урала —
В чудесном искусстве труда.
Люблю я огонь созиданья
В суровой его красоте,
Мартенов и домен дыханье
И ветер больших скоростей.
Мне дороги лица простые
И руки, что плавят металл.
…Когда говорят о России,
Я вижу свой синий Урал.
1949

        * * *
Да, ты такой, каким тебя люблю:
Порывистый, настойчивый, не лгущий,
Подобно скороходу-кораблю,
Навстречу шторму и ветрам идущий.
Как нелегко и как легко с тобой!
В тебе всечасно вижу перемены,
Но то — не мыслей пёстрый разнобой,
Не чувств игра,
Не вспыльчивость измены,
А щедрая способность воплощать
В себе черты стремительного века,
В себе самом и в людях не прощать
Того, что недостойно человека!
1950

        ТЕМЫ
Люди,
Все мы в конечном итоге
Чьи-нибудь судьбы,
Чьи-то дороги.
Чьи-нибудь слёзы
И чьи-нибудь песни.
Именно этим
Мы интересны!
Если поглубже вглядеться,
То все мы
Чьи-то поэмы,
Наброски и темы!

        ВТОРОЕ Я
Я уходила от любви,
Как от причала корабли,
Как дым уходит от огня,
Дорога –
Из-под ног коня.
Но шла любовь за мною вслед
Так много зим,
Так много лет,
Что стала как второе «я».
Я без тебя
Как без себя!
Как ночь без завтрашнего дня,
Как тот причал без корабля,
Как дом,
В котором нет меня.
Я без тебя
Как без себя!

        ВСЁ ЛУЧШЕЕ – В ДУШЕ ОСТАЛОСЬ
Откинув бремя повседневности,
В ночной целительной глуши
Перебираю драгоценности,
Хранимые на дне души.
Их у меня не так уж много,
Но больше и надо мне.
При подведении итогов
Они не падают в цене!
Неважно –
Молодость иль старость.
Дорога есть.
И я – иду.
Всё лучшее –
В душе осталось.
И сердце с совестью
В ладу…

        ПОТОМ
Не зная устали и жалоб,
Мы время меряем трудом.
Но слишком многое, пожалуй,
Мы оставляем на потом.
…Прочтем …Насмотримся …Догоним…
Наговоримся… Воздадим…
Мелькают встречные вагоны.
И вот –
Полжизни позади.
А за незримым поворотом
Зимы белеют купола.
Иные думы и заботы.
Иные срочные дела.
Но даже если б пожелали,
Мы не нашли б в лесу густом
Травинок тех, что мы не рвали,
Их оставляя на потом…

        * * *
Не для себя
Деревья плодоносят.
И реки чистых вод своих
Не пьют.
Не просят хлеба для себя
Колосья.
Дома не для себя
Хранят уют...
Себя мы с ними
Сравнивать не будем,
но каждый знает,
Эту жизнь любя,
Что чем щедрее отдаёшь
Ты людям,
тем радостней живёшь
И для себя!

        НЕЗАБУДКИ
За развилкой разлук,
за поляной черничной
я нашла этот луг.
Он совсем необычный.
Там растут незабудки.
Одни незабудки!
Стебли их,
Словно девичьи пальчики,
Чутки.
Голубые цветы невысокого роста.
Ни шипов, ни колючек…
Срывать их так просто!
Их срывают, любя.
А потом забывают.
Но не зря,
Незабудками их называют.
Потому этот луг
Не похож на  обычный
После встреч и разлук,
Потрясений различных
К незабудкину лугу,
Мечтая о чуде,
Очень часто приходят
усталые люди.
Ранним утром,
Слушая птичью побудку,
Каждый ищет свою незабудку,
Свою незабудку,
Что сквозь годы глядит
Голубыми глазами,
Ту, которая…
Впрочем, вы знаете сами.

Негаданный гром,
Как сверкающий молот,
Ударом тугим
Тишину раздробил.
Точкой  на карте
Кажется город,
Город, в котором
Ты жил и любил.
Точка —
Не более зернышка мака,
Но в ней уместились
Такие года!
И возникает
Из теплого мрака
Образ,
Любимый тобой навсегда.
…В обиде,
В тоске
Или в гневном азарте
Ты счастье свое
пустил на распыл,
Но город,
Что светится точкой на карте
Тебя не забыл…
Еще не забыл…

        «Не гасло солнце над Россией»
Нет, даже и в промозглой мгле
Не гасло солнце над Россией!
Вздымались нивы на земле,
А взоры были –
Ярко-сини.
Любви верней и горячей
И нынче сыщешь ты едва ли.
Каких сынов и дочерей
Любимым женщины рожали!
Война пожарами нас жгла,
И ненависть к врагам
Кипела…
Лавиной Русь на битву шла,
Как Волга, —
Широко и смело!
Отстаивая честь свою,
Поведал миру русский воин,
Что победителем в бою
Он был Отчизной удостоен.
Бесправье и неволи стыд
Большой души
Не заглушили.
Россия песнями звенит,
Что и до нас ещё
Сложили.
В них бьётся радость и печаль –
Они, как круговые чаши,
Что, уходя в иную даль,
Передают нам век вчерашний.

Как ты скромна в своём величье,
В своей возвышенной судьбе!
В любом наряде и обличье
Нет равных, Родина, тебе!
Нет равных в доброте и силе.
Какой певец, какой пророк
Раздольным именем Россия
Тебя удачливо нарёк?
Иль это русые смуглянки
На тихой зорьке, у реки,
Слагая в честь твою веснянки,
Тебя Россией нарекли?
Иду сквозь дождички босые
Иль по хрустальной белизне,
Слова:
Отчизна, Русь, Россия —
Ликуют музыкой во мне.
В каком ни явишься обличье –
Тебе нет равной в красоте.
Скромна,
Проста в своём величье.
И величава в простоте.

Вдали от синих гор Урала,
В руках сжимая автомат,
Спокойно смотрит с пьедестала
От солнца бронзовый солдат.
Он дышит вольным ветром жизни,
Над ним не кружит вороньё.
Не клялся он в любви к Отчизне —
Он просто умер за неё».

Бывают такие минуты:
Дуб устает быть сильным.
Море становится смутным,
Насытясь благостью
Синей.
Тучи, что вольно кочуют,
Зябко прячутся в нору.
Горы подошвами чуют
Землю –
Свою опору.
Бывают минуты такие, –
Они в подсознанье скрыты.
Как мальчики,
Люди седые
У матери ищут защиты.
Отринув закон притяженья,
Нежданно
Мужают дети.
Волшебные превращенья
В минуты свершаются эти!
Что сталь
Устает быть сталью,
Это я точно знаю…
С нежностью
И печалью
К душе твоей припадаю.

У рассвета сосны розовы,
А у вечера –
Красны…
Пили светлый сок березовый
Мы на празднике весны.
Шли, держась с тобою за руки,
Избегали троп глухих.
Я плела венки из Таволги
И в Тобол бросала их.
В струи белые, кипящие
Окунала их вода…
– Это все не настоящее, –
Говорила я тогда. –
Это все еще преддверие,
Встреча краткая в пути…
Ты за глупое неверие хоть теперь меня прости!
Жаль, что ветки шелестевшие
Я рвала,
Не берегла.
Жаль, что чувство настоящее
Угадать я не смогла…

        Об охране чувств
Сад человеческих чувств!
В нем я всегда найду
Влюбленности розовый куст
И нежности резеду.
Здесь малый цветок и тот
Водой окроплен живой.
Доверчивость здесь цветет
Ромашкою полевой.
Сад человеческих чувств!
В нем мы растим для всех
И незабудок грусть
И колокольчиков смех.
Дружбы пунцовый мак,
Гордости львиный зев.
Жарко горит в цветниках
Гвоздик справедливый гнев.
Как землю родной страны,
Как песен любимых лад,
Мы охранять должны
Этот чудесный сад.
Прогоним с его дорог,
С укромных его полян
Корысти чертополох
И черствости злой бурьян.
Да будет цвести без конца
Влюбленности розовый куст!
Зреет в людских сердцах
Закон об охране чувств.

        Любовь
Любовь – это тайна и чудо,
И нам не узнать никогда,
Придет ли, когда и откуда,
А если уйдёт, то куда…

Дороги не сыщет обратно,
Лишь будет манить издали…
На солнце отчётливы пятна –
Ожоги ушедшей любви…

        Любовь нуждается в защите

Как песня, как стихотворенье,
Как символ радости земной,
Весной, в минуту озаренья,
Возник нежданно образ твой.

Апрель восторженно и шало
Звонил во все колокола,
Тебя я в мыслях возвышала
И воспевала, как могла.

Но в стуже зим, в угластом быте
Твой образ потускнел во мне…
Любовь нуждается в защите,
Как всё живое на земле.

Не надо одиночества бояться
Едва разлука выстелет снега,
К нам входит одиночество без стука.
В нём часто видят хитрого врага,
А я нежданно обрела в нём друга.

Не надо одиночества бояться,
Живущим в многолюдной быстрине,
Оно даёт нам с мыслями собраться
И с совестью побыть наедине.

       Черный тополь
Не люблю, а забыть не могу.
Все зароки не в срок, да не впрок.
Ты стоишь у развилки дорог
Черным тополем в белом снегу.

Я хотела тот тополь срубить,
Да топор уронила под лёд.
Я бы рада тебя позабыть,
Да вот память забыть не даёт.
  
     * * *
Уйти?
Но разве от себя уйдешь?
Забыть тебя?
Немыслимое дело!
Буран,
Бросая все живое в дрожь,
Голодным зверем
Рыщет оголтело.
Но жестким льдом
Не схвачена вода.
Тесня к утесам
Ветви чернобыла,
Она течет,
Светла и молода.
Река свое
Еще не отлюбила!

Когда любовь —
Подобье плена,
Когда она—
Глухой тупик,
То отреченье не измена,
А избавленье от вериг.
...Омоет ветер реактивный
Твою судьбу со всех боков,
Возникнут, как мотив старинный,
Седые копны облаков.
И ты,
На грани тьмы и света,
Начнешь все с чистого листа.
Земля -
Погасшая планета.
И все-таки она —
Звезда!

       * * *
Ребята осенней ночью
Костер распалили жаркий.
Пламя повыжгло очи
Березке в косынке яркой.
Стоит она чуть живая,
Сжав побелевшие губы…
Мы чаще всего обижаем
Тех, кого больше любим.

       * * *
Чем станет любовь твоя:
Песней, хлебом, кипящей сталью,
Соколом в поднебесье,
Морем за дальней далью?
Или, сорвавшись с выси,
Камнем в глубь сердца канет?
От нас самих зависит,
Чем любовь наша станет.

   * * *
Коль сердце и разум затеяли спор,
Не жди для себя добра.
Любовь отгорит, как ночной костер,
Едва дотянув до утра.
Случается в жизни такая беда...
Не сразу узнать нам дано,
Что сердце и разум
Сильны лишь тогда,
Когда они заодно.

Живу я в глубинке России,
В краю озёр и рудных скал.
Здесь реки – сини, горы – сини
И в синих отсветах металл.
Милы и дороги до боли,
Да так, что глаз не оторвать,
Мне брови лиственниц собольи
И сосен царственная стать.
Тайга, тайга… Берёт отсюда
Начало изумрудный цвет,
А зеленее изумруда
Ни дерева, ни камня нет!
По красоте, по скрытой силе,
Мне не с чем мой Урал сравнить.
Иной здесь видится Россия.
Суровей, строже, может быть,
А может, здесь она моложе…
Свежей тут времени рубеж.
Но сердце русское
Всё то же.
И доброта.
И песни те ж!
И лица те же, что в Рязани,
И так же звучны имена.
Как солнце в драгоценной грани,
В Урале Русь отражена.

        Родниковая грань
Если б, как любимых, выбирали
Мы Отчизну и любимый край,
Я хотела б на моём Урале
Снова встретить свой зелёный май.
Вновь к великим стройкам приобщится,
Разжигать походные костры…
А ещё мне стоило б родится
Возле Волги или Ангары…
На Эльбрусе в золотистой рани
Хорошо бы свой чеканить след,
Хорошо в берёзовой Рязани
Появиться было бы на свет!
Это всё края моей Отчизны.
Я клянусь дыханьем сыновей,
Что своей не представляю жизни,
Без России – Родины моей!

        Россияне
Мы рослые, мы сильные.
Добрые. Задорные.
Глаза у нас то синие.
То карие, то чёрные.

Мы сложные и разные.
Но нас в года тревожные
Сроднило Знамя Красное
И чувство непреложное.

По глубине и силе
Оно сильнее жизни.
Любовь к родной России -
Единственной Отчизне!

        * * *
У русских женщин есть такие лица:
К ним надо приглядеться не спеша,
Чтоб в их чертах могла тебе открыться
Красивая и гордая душа.
Такая в них естественность, свобода,
Так строг и ясен росчерк их бровей…
Они, как наша русская природа -
Чем дольше смотришь, тем ещё милей.

        Лишь цвело бы моё отечество
Что мне надо?
Скажу по совести:
Непременней всего на свете
Я хочу, чтоб ни войн,
Ни горестей
Не изведали наши дети.
Чтобы жили они
Красиво.
И с людьми
И с работой ладили.
Чтобы душу мою - Россию
Они чтили превыше матери.
Для себя не прошу и малого,
Лишь цвело бы моё Отечество
И поверило в знамя алое
Всё великое человечество!

Зной не злой. Он просто очень щедрый,
Он спешит раздаривать теплынь.
Нивам, рекам, даже шалым ветрам,
Даже скалам, уходящим в синь.
Он твердит: "Июль уже в зените
И, покуда полдни горячи,
Полными пригоршнями берите,
Собирайте, в дом к себе несите
И в стога высокие копните
Солнечные звонкие лучи.

Как часто невниманьем обижаем
Мы в юности отцов и матерей!
Домой из института приезжая,
К своим друзьям торопимся скорей.
На завтра отложив все разговоры,
Едва успев костюм дорожный снять,
В заречные зовущие просторы
Стремглав летим мы детство догонять.
В своих подруг бросаем мы цветами,
Забыв нарвать для матери букет.
А мать нас ждёт, живёт и дышит нами,
Обновы шьёт, готовит нам обед.
Нас держит лес. Не отпускает Кама.
Уже темно. Поужинать и спать.
И лишь во сне мы повторяем: «Мама»,—
И наши сны оберегает мать.
А ночь идёт, всю землю обнимая,
Баюкая уснувшие дома,
Но мать не спит.
Я это понимаю
С тех пор, как стала матерью сама.

Подари мне шелковый платок,
Клен мой добрый,
Стройный мой кленок, –
Пусть на голове моей влюбленной
Шелестит листвой твоей зеленой
И нашепчет звонкие слова
Для того, о корм шумит молва.
Чтобы очи на меня он вскинул
Так, чтоб свет на мне сошелся клином!

Одни грустят о первых соловьях:
О, как они самозабвенно пели!
А мне всю жизнь грустить о сыновьях,
Так безмятежно спавших в колыбели…
И не устанет сердце вспоминать
О той поре, прекрасной и мгновенной,
Когда бывает для ребенка мать
Землей и солнцем,
Целою вселенной.

Совсем как в юности, тревожит
Меня простор родных полей.
И день, что мной еще не прожит,
Мне дня минувшего милей.
Не потому ль, что в час рассвета
Лучами кажутся пути,
Что песня лучшая не спета
И жизнь, как прежде, впереди?

        Журавли
Я пишу тебе, милый,
Со станции Осень.
Здесь подолгу стоят
На путях поезда.
А багряные листья
Неспешно уносит
В своих зябких ладонях
Речная вода.
Журавлиные стаи
Торопятся к югу.
И проезжие люди,
От дома вдали,
Неизвестно зачем
Уверяют друг друга,
Что они не грустят,
А грустят журавли.
Но однажды журавль,
Ниже всех пролетая,
Мне сказал,
Помахав беспечальным крылом,
Что у них на земле
Два единственных края
И что каждый их ждёт,
Как родительский дом.
Может быть, он и прав.
Только я не об этом…
Чтобы высказать всё,
Мне не хватит письма…
Если строгий кассир
Не продаст мне билета,
Как ты будешь один
На разъезде Зима?

Я не сама. 
Мне солнце приказало
 
С тобою ночи коротать без сна.
 
Мне на тебя ветвями указала
 
В тот первый день
 
Таежная сосна.
 
Я не звала.
 
Позвали соловьи
 
Тебя волшебным пением своим.
 
Зачем мне руки жаркие твои?
 
Так тесно в них рукам моим!
 
Еще не поздно.
 
Я еще могу
 
Увидеть поле в голубом снегу.
 
Ведь я Снегурка.
 
Пусть играет Лель
 
В свою свирель!
 
Но бьет в виски живая кровь моя:
 
Я — женщина,
 
А не Снегурка я!
 
И я вхожу,
 
Не в снах, а наяву,
 
В огонь любви,
 
Как в красную траву.
 

        Искренность
Что такое искренность?
Открытость
Жаждущей доверия души.
Это чувства
И рассудка слитность,
Вызов лицемерию и лжи.
Встретясь с нею,
Распознаешь быстро:
Так она бесхитростна,
Проста…
Искренность –
Негаснущая искра
Сильного и доброго костра!

        Спешите радоваться жизни
Изведав горечь укоризны,
Обид,
Ошибок,
Мелких драм,
Учитесь радоваться жизни,
Ее обыденным дарам!
Рассвету,
Взлету журавленка,
Речушке,
Моющей пески.
Улыбке милого ребенка.
Пожатью дружеской руки.
Работе,
Сделанной как надо,
Дороге,
Чтобы вдаль влекла.
Летучей ласке снегопада,
Добру домашнего тепла.
В ракете
Или же сквозь призмы
Приблизясь к солнечным мирам,
Спешите радоваться
Жизни, ее обыденным дарам!        

        Осень
Помедли, осень, не спеши
Разматывать свои дожди,
Свои туманы расстилать
На зыбкую речную гладь.

Помедли, осень, покажи
Мне желтых листьев виражи,
Дай убедиться, не спеша,
Как тишина твоя свежа

И как бездонна неба синь
Над жарким пламенем осин...

        СВЕЖИЙ ВЕТЕР
Ромашки спят с открытыми глазами,
Не шелохнутся ивы над рекой.
Полями, перелесками, лесами
Неслышно бродит ветер молодой.
Он то к берёзке припадёт щекою,
То светлячка подхватит на лету.
Не спится ветру,
Нет ему покоя…
Как можно спать, когда земля в цвету!
Ведь так проспишь всё лучшее на свете,
Тот светлый час, когда рассвет в пути.
Ко мне в окно стучится свежий ветер,
Зовёт меня, торопит:
- Выходи!

        ПЕРЕД ДОРОГОЙ
Над суетой бессонного вокзала
Всю ночь горит зелёная звезда.
Должна признаться, что с годами стало
Трудней мне отрываться от гнезда.
Но вот я снова в толчее дорожной…
В дороге жизнь смыкается тесней,
В дороге люди кажутся моложе,
Улыбчивей,
Доверчивей,
Ясней.
Как будто всё, что к сердцу прикипало,
Как накипь ила к телу корабля,
Вдруг отболело,
Отжило,
Отпало
И перестало сковывать тебя!

        РАКЕТА
Была простым куском металла,
Мечтою,
Формулой была.
Потом она моделью стала
И зримый облик обрела.
Потом детали все и части
В ней, как в симфонии, слились.
И вот уже -
Какое счастье! -
Она летит, пронзая высь.
Уже и след её растаял,
А мы не сводим с неба глаз.
Вот так и дети -
Вырастают
И улетают.
В добрый час!
1959

        МАЛЬЧИШКА
Ладонью заслонясь от света,
Сидит мальчишка.
Тишина.
И вдруг волшебное:
- Ракета
Достигла станции Луна! -
Он, оторвавшись от тетрадок
И губы вытянув смешно,
Сказал с достоинством:
- Порядок, -
Как будто так и быть должно.
Должно быть так,
А не иначе,
И удивительного нет,
Что это нами,
Нами начат
Штурм отдалённейших планет!

Всё чаще снится мне
Мой корабельный бор.
В надгорной вышине
Раскинул он шатёр.
У ног его простёрт
Седой гордец Урал.
Здесь куст и тот растёт
Веками,
Как кристалл.
Здесь бродит тишина
Сторожкая, как рысь.
Здесь каждая сосна
Бросает шапку ввысь.
Упрямый, как гранит,
Стоит на гребне гор
И день-деньской звенит
Мой корабельный бор.

Здесь и в полдень все тропинки росны.
Нежен мох, как шёрстка у зайчат.
Что мне скажут на прощанье сосны?
Или, может, гордо промолчат?
Загрущу, не подавая виду,
И, как сёстрам, соснам я скажу:
Не таите на меня обиду,
Я с собой вас в сердце уношу!

        ИЮЛЬ В ТАЙГЕ
Полон ягоды подол
У лесной поляны.
Охраняют тиходол
Сосны-несмеяны.
У оленя на губах
Алый сок клубники,
И запутался в рогах
Колокольчик дикий.

        КОСМИЧЕСКАЯ ПЫЛЬ
Как глобус,
Шар земной пылится.
Оставив в небе тонкий след,
Летят к нам быстрые частицы
Иных миров,
Иных планет.
Тех, что за облачною дымкой
Горят в космической дали,
Стремясь хоть малою пылинкой
Коснуться жителей земли.

        МЕЧЕНЫЕ АТОМЫ
Меченые атомы,
Поэзии слова.
Назло своим анатомам
Поэзия жива.
Её слова -
То лезвия,
То ласковый родник.
Для каждого поэзия
Находит свой язык.
Из сердца
Из казачьего
Жизнь проросла цветком.
Попробуй обозначь его
Обычным языком!
На огненном железе я
Видала кружева.
То пламенной поэзии
Нежнейшие слова.
С людьми,
Душой богатыми,
Поэзия в ладу.
Слов меченые атомы
Лежат не на виду.

        НАДЁЖНОЕ СЛОВО
Из древних уральских руд -
Когда -
Не скажу я точно -
Железное слово “труд”
Сработано было прочно.
Взвесив его в руках,
Прапрадед сказал сурово:
- Останется жить в веках
Надежное это слово.
Вместе с словами : мать,
Правда, народ, Россия -
Пойдёт да пойдёт шагать,
Всю кривду,
Всё зло осиля.

        В ДОБРОМ ДОМЕ
Как земля прекрасна
И огромна,
Мне хотелось увидать самой.
Я была, как облако, бездомна,
Что не терпит крыши над собой.
Исходили молодые ноги
Всю как есть огромную страну.
…Раздарила людям все дороги.
Для себя оставила одну.
И не то чтоб ровную какую,
Больше норовящую в объезд,
Выбрала прямую да крутую,
Где и камни
И размывы есть.
Я иду путём своим упорно,
Счастлива ещё и оттого,
Что себя не чувствую бездомно
В добром доме сердца твоего.

        ДОБРОТА
Есть руки выразительней, чем лица.
И то не слов бездумная игра.
Рука, не устающая трудиться,
За редким исключением,
Добра.
Она щедра не напоказ,
Не броско,
Не остаётся за добро в долгу…
Зато какой она бывает жёсткой,
Несокрушимо яростной к врагу!

        ХОРОШИЙ ОБЫЧАЙ
Домишко чуть побольше улья.
В тайге найдёт его не всяк.
В нём нет стола,
Не то что стульев.
Одни лишь нары да очаг.
А впрочем, этого не мало!
К тому же надобно учесть:
Сушняк и лапник для распала
И спички в том домишке есть.
Отыщешь,
Коль в углах пошаришь,
Горбушку.
Как в родной избе!
Тебе неведомый товарищ
С заботой думал о тебе.
Оставил он не просто спички -
Душевного тепла запас…
Хороший, добрый тот обычай
Спасал таёжников не раз.
Особенно в пургу, что крутью
Кипит, живого не щадя.
А ты?
Что ты оставишь людям,
Чем отдаришь их, уходя?

        ЭТОЙ НОЧЬЮ
К горизонту сбегаются тучи -
Им тоскливо и холодно врозь.
Даже звёзды сбиваются в кучу,
Чтоб согреться в лютый мороз.
Ветер прячется в срубах колодцев,
В тёмных елях,
За спинами льдин…
Сколько вдов на земле остаётся
С этой ночью
Один на один?!

        СНЕГА, СНЕГА
Пожалуй, я не видела ни разу,
Чтоб столько снега вьюги намели.
Бредут, согнувшись, молодые вязы,
На спинах тащат белые кули.
Им ветер обещал -
Весёлый мельник -
Зерно снегов перемолоть в муку.
Под снегом дремлет малолеток-ельник
С пушистой белкой,
С дятлом на суку.
Снега, снега…
А если в даль вглядеться,
Увидишь гор крутые берега.
Не разлюбить,
Не оторвать от сердца,
Не отемнить вас, русские снега!

        ГРОМООТВОД
Назвали так его недаром.
Когда гроза идёт, трубя,
Все смертоносные удары
Он принимает на себя.
Спешит он их обезопасить,
Со шкурным страхом незнаком.
О землю молнии он гасит
Железным острым каблуком.
Пред ним смешон и безоружен
Громила старый,
Громобой…
Нет человечней этой службы -
Живое заслонять собой!

Мне говорят, что слишком много
Любви я детям отдаю,
Что материнская тревога
До срока старит жизнь мою.
Ну что могу я им ответить,
Сердцам,
Бесстрастным как броня?
Любовь, мной отданная детям,
Сильнее делает меня.
В ней всё -
И радость,
И терпенье,
И те, шальные, соловьи…
За это чистое горенье
Спасибо вам,
Сыны мои!

        БЕРЕГИТЕ СТАРЫХ ЛЮДЕЙ
Для весёлых весенних ветвей
Корни более чем родня…
Берегите старых людей
От обид,
Холодов,
Огня.
За спиной у них -
Гул атак,
Годы тяжких трудов
И битв.
Но у старости -
Ломок шаг
И неровен дыханья ритм.
Но у старости -
Силы не те.
Дней непрожитых
Мал запас…
Берегите старых людей,
Без которых не было б вас!

        ГРОЗОВАЯ ТУЧА
Все окна настежь мы раскрыли:
Пусть в дом врывается гроза!
У тучи тёмные подкрылья
И злые острые глаза.
Она летит
Совсем как птица,
Всё убыстряя свой полёт.
…К птенцам торопится орлица
И в клюве молнии несёт!

        САННЫЙ ПУТЬ
Как это дивно:
Лошадь, сани.
Поющей радугой дуга.
И мы влюблёнными глазами
Глядим на чистые снега.
И нас захватывает нежность
И грусть,
Что мы отдалены
От этой вольной, и безбрежной,
И непорочной белизны.
А лошадь,
Обгоняя холод,
Всё убыстряет лёгкий бег,
Не ведая о том, что город
Её списал в прошедший век.
И не враждующим фырчаньем,
Свой шаг замедлив лишь на миг,
Она встречает мирным ржаньем
Везущий сено грузовик.
Пусть не гневится критик строгий,
Но если в Завтра заглянуть,
Там рядом с гулкою дорогой
Звенит и легкий санный путь…

        МАТЕРИНСТВО
Катит ветер по дорожке синей
Детские коляски -
Облака.
Ты идёшь.
Ты думаешь о сыне,
Всё ещё по-прежнему легка.
Только плечи женственно покаты,
Да в глазах
Не девичий покой…
И глядят влюблённые ребята
На тебя с ревнивою тоской.
Ты идёшь.
Ты думаешь о сыне,
От всего на свете далека.
И коса твоя на блузке синей
Как ребёнка сонная рука.

        ВЕСЕННИЕ ТИРАЖИ
Спят подо льдом речные воды.
Ещё в пути капельник-март.
А в типографиях природы
Работы радостный азарт.
Полны задора и старанья
Невидимые мастера:
Подснежников переизданье
В стереотип сдавать пора.
И, хоть дела идут отлично,
Природе дорог каждый час:
Тираж фиалок увеличен
По просьбе граждан в десять раз!
И на сирень растут заявки,
И спрос на ландыши возрос…
Увы, и здесь, как в книжном главке,
Есть нерешённый свой вопрос…
Не в расширении названий
Сегодня главная беда,
А в сокращении изданий
Неходовых, как лебеда!
Но это - к слову…
Нынче к ночи
Опять мороз. И ветер яр.
Но в каждой тополиной почке
Весны сигнальный экземпляр.

          ТАКАЯ НОЧЬ
Ломаю строчки,
Словно спички,
В сердцах отбрасываю прочь.
Но нет ни просверка,
Ни вспышки,
А за окном -
Такая ночь!
Она полна арбузным хрустом
Ветров,
Зеркалящих снега,
И синевой,
Пролитой густо
В глухие пади и лога.
Ночные горы как Атланты.
Всё небо держится на них.
Похожи на оленьи панты
Побеги ёлок молодых…
Ломаю строчки,
Словно спички…
А ночь зовёт покинуть дом,
Успеть к последней электричке,
На лыжах мчаться в бурелом
И заблудиться там с отвычки…
И песни петь -
С тобой вдвоём!..
Стихи напишутся потом.

        У ЗИМЫ БЕСХИТРОСТНА ДУША
Из сонных рощ,
Из сумрачных боров
Давным-давно все птицы улетели.
Над солнцем туча, что седая бровь,
Пророчит нам бураны и метели.
Осинник голый, на ветру дрожа,
К мохнатым елям жмётся сиротливо.
Но у зимы бесхитростна душа
И, как у россиянок, незлобива.
Когда она гневится -
Не перечь,
Не требуй речи от неё медовой.
Чтобы тепло родной земли сберечь,
Зима должна быть вьюжной и суровой.

К названьям рек,
Коротким словно вскрик,
Мой слух ещё в младенчестве приник.
Зелёная шальная речка Ай
Задорно мне кричала:
- Догоняй! -
Башкирской речи солнечную грань
Хранит в своём теченье Юрюзань.
Как звон струи,
Как влажное буль-буль
Озёра Иссык-Куль
И Чебаркуль.
Клич беркутов,
Взлетающих с горы.
Мне слышится в названье
Ай-Дарлы.
И кажется, что сам собой возник
Поэзии отзывчивый язык.

        РУБЕЖИ
Свобода дальнего полёта.
Луна в витках,
Как в завитках.
Век космоса!
Но для кого-то
Земля ещё на трех китах.
И кто-то бьёт в уничиженье
Поклоны сумрачным богам.
И символом самосожженья
Чадят лампады по углам.
А рядом,
Дерзкий и лобастый,
Мир очищается от лжи.
Нет, это больше, чем контрасты, -
То трудной битвы рубежи!

На медленном завьюженном рассвете
Иль на исходе пасмурного дня,
Ошибки,
Как уродливые дети,
С немым укором смотрят на меня.
Они - мои.
И некуда мне деться
От их суровых и печальных глаз.
Они стучатся кулачками в сердце:
- Мудрее будь.
- Не забывай о нас!
- Невольно боль мы причинили людям
И повторяться больше -
Не хотим! -
…Меня ошибки милуют и судят.
И я за это
Благодарна им…

Висит на кончике пера
Решающее слово.
Как обреченная  гора
Обрушится готова.
Я от волненья чуть дышу.
И некуда мне деться
…Не слово
Я в руке держу,
А раненое сердце.

                                                  Н.С.
Я о любви,
О верности твоей
Своей строкою
Говорю так редко.
Но что строка?
Она всего лишь ветка
На дереве,
Что выбрал соловей!
А песня соловьиная сильна
Своим непостижимым
Постоянством.
Ты слышишь?
Над годами,
Над пространством –
Как первый раз! –
Опять звучит она.

Ты болен, мой сокол.
Зажато в тиски
Недугом сведённое тело.
На тысячи лет
Материнской тоски
Душа моя постарела.
Ты сильный,
Ты выдержал много боёв,
Но схватка с болезнью всё длится…
Тебе принесла я
Сердце своё,
А вдруг оно пригодится!

Едва проснувшись, включаю эфир:
- Доброе утро, Земля!
- Мама, а что значит мир? -
Сынишка спросил меня,
Теплый, розовый весь от сна.
Возьму его, обниму.
- Видишь, малыш, за окном весна,
Яблони в белом дыму.
Синее небо нежней, чем шелк
Птицами полон сквер.
Папа твой на работу ушел.
Строитель он, инженер.
На пустыре здесь будет детсад -
Красивый лепной дворец.
Его для таких вот, как ты, ребят
Выстроит твой отец.
Строит дома он на сотни квартир,
С окнами на зарю.
- Мама, ты расскажи про мир!
- А я о чем говорю?
Чтоб ты лучше понял, малыш,
Я поясню тебе так:
Мир - это, значит, в рассветную тишь
Бомбу не сбросит враг,
Хлеб не посмеет у нас отнять,
В огонь не швырнет детей.
...Мир - это счастье.
Его отстоять -
Долг всех простых людей.

В борьбе,
В созидательном громе
Нелепо безволье раба…
Счастье своё проворонив,
Горюем потом:
- Не судьба! -
Руками разводим бессильно:
- Такая планида у нас… -
Меня это прежде бесило.
Меня это ранит сейчас!
Не каждый выходит в герои.
Но каждый
Родился не зря.
Судьбу надо строить,
Как строим
Ракеты, мосты и моря.
К стандартам впадая в немилость,
Свои учредив чертежи,
Судьбу воздвигайте на вырост
Характера. Воли. Души.
Надёжно.
Без ахов и охов,
Без мелочной злой кутерьмы!
Судьба - это слепок с эпохи.
Точнее,
Судьба - это мы!

        МОЯ ПРИВИЛЕГИЯ
Я не ждала от жизни привилегий.
Считала счастьем быть такой, как все.
Весною холить робкие побеги,
Качать в ладонях веточку в росе.
В жару со всеми я томилась жаждой.
Сухарь последний другу берегла.
И вот в пути запела я однажды
Ту песню,
Что не петь я не могла.
Я рыла доты,
Строила заводы
И в зелень одевала пустыри.
С народом вместе прожитые годы
За мною встали как богатыри.
Да, я не знала праздности и неги,
Но оттого не стала я бедней.
И то, что я живу без привилегий
Считаю привилегией своей!

        НА РАССТОЯНИИ ГОЛОСА
Знаком мне таёжный закон старины:
В тайге недостаточно компаса.
Люди в чащобе держаться должны
На расстоянии голоса.
…Нас разделяет диаметр земной.
Мы далеки, как два полюса.
Но вот твой звонок.
И ты снова со мной
На расстоянии голоса.
…На лунной орбите
Новый «Восток».
Я слушаю вести из космоса.
От нас космонавт совсем недалёк -
На расстояния голоса!
Как не хватает звёздным мирам
Земного пшеничного колоса!
Скоро и звёзды приблизятся к нам
На расстояние голоса.

Я горы не хочу обидеть.
И нет для этого причин.
Не каждому дано увидеть
Седую клинопись вершин!
Но с каждым днём всё дерзновенней
Людские судьбы и пути…
Вершины -
Это лишь ступени
К высотам,
Ждущим впереди!

А какие стихи Людмилы Татьяничевой близки вам?

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...